ПРИГЛАШЕНИЕ СИЛ В ПРАЗДНИК ЗИМНЕГО СОЛНЦЕВОРОТА

Один из обрядов, характерных для этого времени — приглашение сил к праздничному столу. Я намеренно употребляю термин «силы», так как список возможных адресатов этого ритуала включает в себя и богов, и духов, и даже животных. Процитирую СДЭС: «Ритуал П. приурочен, прежде всего, к праздничным датам святочного цикла (канун Рождества, Нового года, Крещения), когда вся семья собиралась за праздничной трапезой; (…) В число приглашаемых могли включаться: а) божественные силы (Бог, святые, ангелы); почитаемые предки или души конкретных умерших родственников; персонифицированные рождественские праздники (Коляда, Щедрец); б) опасные стихии (мороз, ветер, буря, градовая туча); демоны (ведьма, домовой, дворовой, болезнетворные духи); животные и насекомые (волк, медведь, лесное зверье, мыши, воробьи, гусеницы, жуки, блохи и т. п.) . Всем им приписывается власть над природными стихиями, осадками, погодным равновесием, урожаем, способность навредить посевам, скоту, самому человеку, — в связи с чем их старались зазвать на угощение и задобрить». [СДЭС. Том 4. Стр. 269] Не факт, что всех перечисленных выше приглашали во время зимних Святок (цитируемая статья из СДЭС посвящена самому ритуалу, а не конкретному периоду времени), но, я полагаю, это не принципиально — никто не мешает вам адресовать этот ритуал тем, кому вы захотите.

Обряд приглашения сил довольно хорошо подходит для современных условий, поэтому я хочу рассмотреть его подробнее. Не думаю, что имеет смысл брать его целиком «как есть» — далеко не все современные язычники станут пытаться задобрить тех, кого они считают злыми духами, и вряд ли кто-то из нас станет приносить жертвы мышам и блохам (даже если предположить, что под ними подразумеваются не сами эти животные, а некие управляющие ими духи). Тем не менее, в основе своей, этот обряд вполне пригоден для нас. Персонажей христианской мифологии мы легко можем заменить на богов. И вовсе не из-за того, что они, якобы, являются «заместителями» богов древних славян (это распространённое в «классическом» родноверии утверждение весьма спорно), а просто потому, что мы не христиане. Почитание сил природы (от «стихийных богов» до многочисленных духов-хозяев) и предков — это то, на чём, собственно, и строится наше новоязычество. Культ божеств времени (в том числе — «персонифицированных праздников») тоже вполне приемлем для нас — об этом см., к примеру: https://novoyazychestvo.ru/vesna.html , https://novoyazychestvo.ru/kolyada-kak-bozhestvo-sic.html , https://novoyazychestvo.ru/o-poklonenii-dnyam-nedeli-i-raznyx-yazychestvax-etnograficheskom-i-istoricheskom.html

Приведу несколько примеров обращений к силам, которые произносили при совершении этого обряда:

«В Македонии распространены ритуалы приглашения ветра на обед или ужин в масленичный понедельник или на Рождество с целью обеспечить ветер летом во время веяния жита; ему выносили специально приготовленную для этого случая лепёшку, кислое или топлёное молоко, ракию и говорили, например, так: «Айде, ветре, да вечераме, а летоска на гумно да ни дуваш» (Давай, ветер, поужинаем, а летом на гумно нам подуешь)». [Славяноведение, 1993. Выпуск 6. Стр. 6]

«(…) в Псковской губ. овсяные блины, наряду с кутьей, непременно готовили к Крещенью и звали Деда-Мороза:

«Дед-Мороз, Дед-Мороз!
Приходи блины есть и кутью!
А летом не ходи, огурцы не съедай,
Росу не убивай и ребятишек не гоняй»
(Песни Псковской земли, 1989, с.15-16).

В начале ХХ в. в некоторых местах мороз закликали уже не с обрядовой пищей (кутья, кисель, блины), а с тем, что было на праздничном столе: похлебка или щи». [Мадлевская Е. Л. Кликанье мороза. Источник: https://ethnomuseum.ru/materialy-po-ehtnografii/russkie-narodnye-prazdniki-i-obryady/zimnie-prazdniki-i-obryady/klikane-moroza/]

«К святочному периоду (…) был приурочен и обряд приглашения в Сочельник покойных родителей на ужин (кутью и др.). Произносимый при этом текст содержал прямое обращение к мертвым. На Украине он мог звучать, например, так: «Усі душі нашого роду, ідіть з нами кутю їсти! Дай, Боже, царство небесне всім померлим, у небі панування, а нам щастя, здоров’я і довге життя» (Килимник 1994, 30; аналогичные формулы см. там же, с. 29, а также в: Воропай 1991, 72–73)». [Юдин А. В. Средства магической коммуникации в народной культуре восточных славян. Источник: https://biblio.ugent.be/publication/2013984]

Подобных материалов много и, я полагаю, найти и переработать (при необходимости) такого рода тексты не составит особого труда. Можно и самому сочинить приглашение, опираясь на традиционные формулы.

Что касается остальных составляющих обряда приглашения сил — я просто процитирую СДЭС:

«Сакральность ритуала предопределяет особый способ произнесения текстов П.: вся формула или отдельные ее части повторяются три раза; текст произносится необычным голосом («тонким», «необычно высоким», «заунывным»); форсируется звук (кричат «во всю голову», «на всю хату», громко выкрикивают). В Смоленской обл. в сорокодневные поминки по умершему один из родственников выходил на улицу и, приглашая покойника к столу, на голос пел: «Приди к нам, пожалуйста, мы тебе поминаем!» (СМЭС 2:108)». [СДЭС. Том 4. Стр. 270]

«Действия с пищей — это главным образом подношение еды адресату П. или откладывание, отделение во время трапезы или оставление на столе части еды; в обоих случаях подчеркивается «совместность» трапезы. Приглашаемым обычно предлагали главное обрядовое блюдо. В Полесье и в украинско-белорусской традиции это почти повсеместно была кутья (каша); у русских — кисель, блины, канун, холодец; у зап. славян — блюда из гороха, фасоли, чечевицы. В ритуалах юж. славян в П. часто фигурирует специальный рождественский хлеб (колач, боговица, чесница, погача и т. п.). В зап. Болгарии, вост. и юж. Сербии выносили из дома весь столик (софру) с приготовленной праздничной едой. Во многих местах известны ритуалы с отделенной порцией еды: ложка кутьи, верхняя корочка каши, первый блин, тарелка с пищей, набранной понемногу от каждого блюда, и т. п.» [СДЭС. Том 4. Стр. 270]

«Место произнесения П. Предназначенное для мифологических персонажей угощение подносили к окну, порогу, двери, к печи, выкладывали прямо на стол, подбрасывали кверху; часто его выносили во двор, на крыльцо, на улицу, на перекресток дорог. В некоторых свидетельствах подчеркивается, что П. должно совершаться вне дома». [СДЭС. Том 4. Стр. 270-271]

Изложенного выше, как мне кажется, вполне достаточно для того, чтобы сложилось представление о том, как нужно проводить этот ритуал. Что говорить, как говорить, что приносить в жертву и где совершать обряд.

Вот один из возможных вариантов:

  1. Перед тем, как начать праздничный ужин в ночь Солнцеворота, отложите часть еды и питья для предков — к примеру, несколько блинов и кружку киселя.
  2. Поставьте это угощение на подоконник.
  3. Трижды обратитесь к предкам со словами: «Все души нашего рода, приходите к нам на ужин».
  4. Завершите обряд поклоном.
20.11.2020
Мирослав (Курганский)

О КНИГЕ С. I. КИЛИМНИКА

Некоторое время назад, нашёл я в Сети труд украинского этнографа С. I. Килимника «Український рік у народних звичаях в історичному освітленні». Там есть очень интересные материалы, некоторые из которых я использовал в своих недавних текстах:

https://novoyazychestvo.ru/priglashenie-sil-v-prazdnik-zimnego-solncevorota.html
https://novoyazychestvo.ru/eshhyo-raz-o-vyprovazhivanii-sil-posle-obryada-priglasheniya.html

Больше так делать не буду. :) Потому что в ходе более глубокого знакомства с этой работой обнаружил там явные выдумки. Вот, например:

«Ось що оповідали люди О. Ю. Федьковичеві:

«До пізнання віри Христової наші люди вірили у Прабога-Вседержителя. Мав він чотири сини й п’яту дочку. Донька йоrо — це наша мати земля, яку звали Ладою. Чотири сини звалися: перший — Ад-Гад, чи змiй, володар пекла, власне чорт. Він ворогував з Богом, братами і сестрою; другий син — Яр-Ярило — св. Юр (?); третій — Рай, з котоpoгo потім зробили Івана; четвертий — наймолодший Лад або Мир, з якого зробили Дмитра. Cамо Сонце звали Святовидом і зображали його яко лицаря-богатиря в золотім шоломі і з сьома мечами коло боку, а восьмий у руці; вiн об’їздив землю бiлими кіньми»». [Килимник С. Український рік у народних звичаях в історичному освітленні. Вінніпег, 1964. т. І. Стр. 123]

Цитирующий такое автор, очевидно, крайне некритично относился к материалу, в результате чего в его книге настоящая народная традиция смешана с фантазиями на тему. Что очень прискорбно, потому что теперь подлинные свидетельства, приводимые им, оказываются под сомнением и требуют проверки.

В своё оправдание скажу, что работу С. I. Килимника используют в научной литературе — на неё ссылаются А. В. Юдин (в статье «Средства магической коммуникации в народной культуре восточных славян»), Л. Н. Виноградова и С. М. Толстая (в статье «Ритуальные приглашения мифологических персонажей на рождественский ужин», опубликованной в книге «Полесский народный календарь»). Я искал в Сети критику автора за недостоверность приводимых сведений — и не нашёл.

Что ж, постараюсь исправить свою ошибку, отыскав достоверные аналоги приведённым мной цитатам из Килимника.

1. «К святочному периоду (…) был приурочен и обряд приглашения в Сочельник покойных родителей на ужин (кутью и др.). Произносимый при этом текст содержал прямое обращение к мертвым. На Украине он мог звучать, например, так: «Усі душі нашого роду, ідіть з нами кутю їсти! Дай, Боже, царство небесне всім померлим, у небі панування, а нам щастя, здоров’я і довге життя» (Килимник 1994, 30; аналогичные формулы см. там же, с. 29, а также в: Воропай 1991, 72–73)». [Юдин А. В. Средства магической коммуникации в народной культуре восточных славян. Источник: https://biblio.ugent.be/publication/2013984]

Аналогичные свидетельства:

«Украинцы Восточной Словакии в сочельник приглашали к столу всех умерших за последний год членов семьи, называя каждого до имени, например; «Jožu Kräme, me i tebe fasol`u» — «Ёже Крам, вот для меня и для тебя фасоль!» (Feglová, 1976, s. 97). В с. Смольник в этих же местах хозяйка звала в сочельник умерших родителей следующей формулой: «Оjč i mać moja, prichodite k nam na sviatu večeru» — «Мои отец и мать, приходите к нам на святую вечерю!» (там же)». [Виноградова Л. Н. Зимняя календарная поэзия западных и восточных славян. Генезис и типология колядования. М.: Издательство “Наука”, 1982. Стр. 200]

«(…) укр. карпат. «Bci помершi душi, потопленi, завiшенi, зарiзанi, в дорогах погубленi, приходiт до нас до вечерi» (Черновицкая обл., Путильск. р-н, Сариничи)». [Толстая С. М. Полесский народный календарь. М.: Индрик, 2005. Стр. 477]

«(…) в с. Ганьчова (Горлицкий пов.) накануне Рождества хозяин, сидя за столом, обращался в сторону двери с фразой: «Chod`cie do nas wsi duszeczki weczeraty!» — «Приходите, все душечки, к нам на ужин!» (AKES UJ, sygn. 1409, 1963 r.)». [Виноградова Л. Н. Зимняя календарная поэзия западных и восточных славян. Генезис и типология колядования. М.: Издательство “Наука”, 1982. Стр. 201]

2. «Логика, лежащая в основе, предельно проста — благотворные силы (в отличие от вредоносных) не прогоняют: (…) Вот этнографический пример, хорошо иллюстрирующий этот принцип: «(…) господар зупиняється посеред сіней і каже:
— Пресвяте Сонце, Місяцю ласкавий, зорі ясні, дощі рясні — йдіть до нас на Святу Вечерю — Кутю їсти!
Потім удруге:
— Святі наші діди-прадіди, батьки-матері, брати-сестри, діти онуки-правнуки — усі душі наші-Лада, идить з нами вечеряти! Так повторює тричі. (Ці запрошення майже у кожному місці мають свої нюанси, особливості та відмінності). Господиня на це проказує:
— Шануємо вас і просимо до господи Святу Вечерю споживати!
Потім хатні двері зачиняються, а надвірні (сінешні) відчиняє господиня:
— Лихий морозе, буйний вітре, палючі промені, люта буре, лихе й зле — йдіть кутю їсти! Так проказує тричі.
Потім виходить надвір, стaє перед порогом і каже:
— Кличу вас! … Не йдете? Щоб повік-віків не приходили… Щоб ми вас видом не видали, слихом не слихали . . .
Господиня закінчує:
— Скам’янійте ж у скелях, кручах, темних лісах, високих гopax, глибоких кручах, у снігах-льодах, куди курячий голос не доходить… (Це заклинання я записав з уст Миколи Гутуляка з Гуцульщины, у 1943 р.)»». [Килимник С. Український рік у народних звичаях в історичному освітленні. Вінніпег, 1964. т. І. Стр. 28-29]

Аналогичные свидетельства:

а) Приглашение:

«Другой ряд пространственных перемещений связан с подношением или выкладыванием еды, представляющим собой акциональный эквивалент словесному приглашению. В обрядности южных славян он оформляется как самостоятельный ритуал вынесения из дома трапезного столика (софры) со всеми приготовленными к ужину кушаньями, либо подноса с отложенными от каждого блюда порциями еды или главного обрядового кушанья – рождественского хлеба. Так, у болгар перед ужином «самый старший в семье берет «боговицу» (вид хлеба) и понемногу от каждой еды, кладет все это на софру и выносит за дверь, поднимает к небу и приглашает Бога на ужин: «Иди, Боже, ужинать с нами!» (Ела, Боже, да вечеряме!) [Вакарелски 1943, 123]». [Толстая С. М. Полесский народный календарь. М.: Индрик, 2005. Стр. 450]

б) Приглашение с последующим изгнанием:

««Як кутю сiдають iсти, батько кличе мороза (…) Три раза скаже i стукав лiктем у стiну. Повечеряли, помолилися. Дiти складають ложки в одну миску — чия перевернеться, тому вмирать. Тодi брали качалку, виходили на двiр i били по воротех качалкою або рублем (для глажки белья) i виганяли мороз, — тричi кожному надо вдарить» [ПА, С.Сум., Юнаковка] (зап. Н. К. Гаврилюк)»». [Виноградова Л. Н., Толстая С. М. Ритуальные приглашения мифологических персонажей на рождественский ужин: формула и обряд. // Малые формы фольклора. Сборник статей памяти Г. Л. Пермякова. Сост. Т. Н. Свешникова. — М.: Издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1995. Стр. 180-181]

15.12.2020
Мирослав (Курганский)
*****
Платную подписку на часть материалов пока приостановили.
В 2021 году планируем опять возобновить, но уже в иных объемах материала (и за иные суммы).
*****
Поддержите наш проект!
Ваша поддерржка поможет нам оплатить хостинг и уделять больше времени исследованиям. Даже небольшая сумма будет полезна.

Комментариев к записи “ПРИГЛАШЕНИЕ СИЛ В ПРАЗДНИК ЗИМНЕГО СОЛНЦЕВОРОТА”- 1.

Ваш Email не будет опубликован. Поля "Имя" и "Email" обязательны.