НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ДОСТОВЕРНОСТИ

В продолжение относительно недавнего текста: https://novoyazychestvo.ru/o-putyax-konstruirovaniya-slavyanskogo-novoyazychestva.html

Перескажу здесь вкратце его содержание:

Никакой «древней веры предков» и «славянской языческой Традиции» у нас нет. Следовательно, всё, что мы делаем — чистой воды конструкт. Новодел. И единственное, что делает этот конструкт славянским — наша связь со славянской традиционной культурой (славянской традицией).

Любые формы славянского неоязычества обладают этой связью. И наша скромная творческая лаборатория, и «классическое» родноверие, и даже «староверы-инглинги» с «ракомольцами». Все эти движения так или иначе вдохновлены славянской традицией.

А теперь перейду к тому, о чём давно хотел написать, но долго не мог собраться.

Всё многообразие течений в современном славянском язычестве можно разделить на три категории:

1. «Историческое» неоязычество. Конструирование новой религии на основе сохранившихся немногочисленных сведений о язычестве древних славян и научных теорий о нём.

2. «Шизотерическое» неоязычество. Создание новой религии на базе ненаучных представлений о дохристианской вере славян, черпаемых из псевдоисточников («Славяно-арийских вед», «Велесовой книги», «Веды славян», «родовой клади» Жреца Всех Славян Богумила Голяка и т. п.)

3. «Этнографическое» неоязычество. Создание (конструирование) новой религии преимущественно из языческих элементов «народного христианства».

Эта классификация, конечно, не является единственно возможной, но, на мой взгляд, достаточно хорошо отражает реальность. Более подробно я об этом писал здесь: https://novoyazychestvo.ru/eshhyo-raz-ob-istoricheskom-i-etnograficheskom-novoyazychestve.html

И вот что важно. Значимость достоверности сведений понимают сторонники всех направлений славянского неоязычества.

Те, кто полагает, что они «возрождают веру предков», осознают, что для этого необходимы надёжные сведения об этой вере. Даже сторонники «шизотерического» неоязычества стремятся к достоверности — они искренне считают, что их фальсификаты правдиво описывают дохристианские верования, а наука лжёт.

Для тех, кто понимает, что мы не «возрождаем традицию», а создаём новую религию, также важна достоверность. Не потому, что использование достоверных сведений превратит наш новодел в аутентичное славянское язычество, а потому, что наша связь со славянской традицией будет тем сильнее и глубже, чем больше мы будем опираться на твёрдое — на то, что действительно является частью этой традиции. Такого рода элементы в нашем неоязычестве дают нам прямую связь с ней.

Однако твёрдое — это только факты. Прямые свидетельства достоверных источников. Всё остальное — трактовки тех источников, которые не позволяют интерпретировать себя строго однозначно, любые научные теории и гипотезы (сколь бы красивыми, убедительными, вероятными, признанными в академической среде они ни были), и уж тем более «ненаучная фантастика» на тему славянской мифологии — это уже не твёрдое. Не достоверное. Это вдохновлённые традицией конструкты, которые дают нам опосредованную связь с ней.

Когда мы конструируем новоязычество из твёрдого, наш «строительный материал» — традиция. Когда мы создаём нашу религию из того, что не является твёрдым, наш «строительный материал» — другие конструкты. В этом разница.

Стремление к достоверности красной нитью проходит через всю историю современного славянского неоязычества. По этой причине «классическое» родноверие отказалось от «Велесовой книги» и подобных ей псевдоисточников. Поэтому многие неоязычники постоянно ожесточённо спорят между собой о правильности тех или иных научных теорий. Из-за этого некоторые сторонники «исторического» неоязычества отказываются от использования сведений из фольклора и этнографии (их экстраполяция на религию тысячелетней давности, как правило, крайне спорна). И т. д. и т. п.

В то же время ни одно из направлений славянского неоязычества не может удержаться строго в рамках достоверного. Насколько я вижу, нельзя создать религиозную систему, опираясь только на имеющиеся у нас факты. Их слишком мало для этого. Даже в «этнографическом» новоязычестве (располагающем огромным количеством источников) мы довольно часто сталкиваемся со свидетельствами, требующими от нас интерпретации.

Однако в разных ветвях славянского неоязычества — разное количество твёрдого. И это тоже может служить для современного язычника одним из критериев выбора того или иного течения.

В «шизотерическом» неоязычестве достоверного почти нет. Что и неудивительно.

В «историческом» его мало, по причине скудости источников. Лакуны заполняются недостоверным — преимущественно, сравнительной мифологией и экстраполированием позднего фольклора и этнографии на религию древних славян.

В «этнографическом» твёрдого значительно больше, так как источники намного богаче. Но если вам недостаточно просто славянского язычества, а непременно нужно древнеславянское — это не ваш путь.

Достоверность, безусловно, важна — но, тем не менее, не стоит зацикливаться на ней. Я это уже проходил. :) Мы ведь с вами создаём новое язычество, вдохновлённое старым, но не тождественное ему. Приспособленное к современности. Нередко — эклектичное. «Славянскую викку», в общем.

Связь с традицией — это хорошо, но главное в религии — это связь с богами.

29.11.2020
Мирослав (Курганский)
*****
Платную подписку на часть материалов пока приостановили.
В 2021 году планируем опять возобновить, но уже в иных объемах материала (и за иные суммы).
*****
Поддержите наш проект!
Ваша поддерржка поможет нам оплатить хостинг и уделять больше времени исследованиям. Даже небольшая сумма будет полезна.

Ваш Email не будет опубликован. Поля "Имя" и "Email" обязательны.