КУЛЬТ ХЛЕБА

«А мы эту песню хлебу поем,
хлебу поем да хлебу честь воздаем,
слава!»
зачин подблюдных песен

Эта тема интересует меня уже довольно давно, с тех пор как я узнал, что Будай (https://vk.com/club139355007) однажды предлагал переделать Праздник Урожая в Праздник Хлеба – а это довольно перспективная для городского язычества идея. Кроме того, в славянской традиции явно прослеживается тенденция к персонификации Хлеба, т.е. он выступает уже не просто в роли объекта, но в роли некоего мифологического персонажа, а в моем понимании новоязычества – и божества (“…осмысляется как дар Божий и одновременно как самостоятельное живое существо или даже образ самого божества. Требует к себе особо почтительного и почти религиозного отношения”[1]). В общем, Хлеб – это бог, как то же Огонь, например. Нам вполне можно поклоняться Небу, Земле, Солнцу и Хлебу – т.е. Он, так сказать, вполне равноправный член нашего пантеона (“…хлеб упоминается в сочетании с Богом, землей, солнцем и практически лишен негативных значений. В Белорусском Полесье, говоря что-нибудь нехорошее или неприличное, прибавляли: «Шануючы [чту/почитаю] яснаго сонейка, матки-земли й дару божаго [хлеба]»[1]). Кстати, насчет этого Имени (причем общеславянского) Хлеба – “Дар Божий” можно вспомнить древнерусского Дажьбога (которого иногда понимают как “бога дающего”), так вот – посмотрите как его изображают разные художники – Максим Кулешов, Андрей Шишкин и Андрей Гусельников. Не правда ли, тема Хлеба здесь везде (а я даже специально не отбирал – первые три попавшиеся арта на тему “Дажьбога” взял) явным образом присутствует?

Ну то есть, если воспринимать Хлеб как символ божества и как воплощение божества – то сила, стоящая за Ним выглядит как-то вот так. Плодородие и источник жизни. Причем именно Хлеб, а не зерно или, скажем, каша (хотя в широком смысле слова все это родственные понятия, я буду говорить о хлебе в узком смысле – как о выпеченном блюде). Выпеченный хлеб был равен изображению бога: “в русской свадьбе молодых благословляли иконой и хлебом, на рукобитье клали их руки на X.[леб] при заключении договоренности о свадьбе. Обряд «венчанья бурлаков» на Екатеринославщине сводился в основном к тому, что молодые целовали X. и обещали «Богом и хлебом» жить дружно”[1].
Во многом, восприятие Хлеба как существа обусловлено тем, что он, подобно живому существу, растет и поднимается [2] (вспомним про исконное значение корня “свят” – “увеличиваться, расти, шириться” – https://novoyazychestvo.ru/svyatost.html), отсюда понятно, что под Хлебом – в узком смысле слова – я подразумеваю именно хлеб на закваске, т.н. “кислый хлеб” (хотя “пресный” хлеб без закваски, несомненно, древнее). С этим признаком – “растет и поднимается” отчасти связана ярко выраженная мужская символика хлеба (постановка хлеба в печь (женский символ) уподоблялась половому акту[2]), впрочем в изготовлении хлеба (в старину – чисто женское занятие) больше выражена символика родов, поэтому Хлеб, уподобляемый родившемуся ребенку – это еще и воплощение молодости и жизненной силы, присущей молодости (ср. представления о том, что бог сотворил человека из хлебного теста или то, что в родильном обряде бабка трижды прикладывает к лицу ребенка буханку хлеба со словами “от хлеба мы взяли, к хлебу и принесли”[2]).
Хотя существует и традиция представлять персонифицированный Хлеб бородатым (ср. обращение “Хлеб-батюшка”, зафиксированное В.И. Далем), что связано с ассоциациями со временем созревания урожая, а следовательно – со зрелостью.

Даже чисто по языковым данным: “…образ хлеба ассоциируется с первостепенно важным для жизни, с самым необходимым [3, с. 38]. В четырехтомном академическом «Словаре русского языка» слово хлеб приводится в четырех значениях, первое из которых является основным номинативным: «Пищевой продукт, выпекаемый из муки» [4, с. 601]. Второе значение носит характер метонимии: «зерно, из которого приготовляется мука, идущая на выпечку такого продукта» [4, с. 601]. В структуре третьего и четвертого значений уже содержится элемент афористичности, оба значения в словаре сопровождаются пометой переносное. Третье объясняется как «пища, пропитание», четвертое – «средства к существованию» [4, с. 601]. Элемент афористичности заключается в том, что в семантической структуре слова базовой является сема «жизнь»… Иными словами, «хлеб» ассоциируется с «жизнью». «Хлеб у русских – больше чем пропитание, он – символ пропитания»…”[3] (можно вспомнить еще выражение “хлеб насущный”, которое, несмотря на то, что первоначально является калькой с греческого (хотя греч. “ἐπιούσιον” в Нагорной проповеди – это, скорее, “завтрашний”[4]), – со временем приобрело значение “жизненной необходимости”, сравнимое разве что только с выражением “необходим как воздух”[3]).
Можно вспомнить еще такое название растущих (т.е. еще не собранных) злаковых как “жито” с совершенно прозрачной этимологией.
Хлеб – это архетипическая “пища вообще”, а следовательно – Сама Жизнь (“то, что дает кому-либо жизнь, то, что ПИТАЕТ жизнь”), – вот почему он приобретает такую значимость. Обрядовым значением наделяли много различных видов пищи (вспомним хотя бы про обрядовую роль яиц), но в славянской традиции эта роль – архетипа “пищи вообще” отводится именно хлебу. В странах юго-восточной Азии такую же роль играет рис (так, японцы верят, что рис имеет собственную душу – и это как раз то отношение, которое нам нужно). Конкретным материальным воплощением и вещным символом данной идеи является хлеб в узком смысле слова – как блюдо, испеченное из муки и воды, с добавлением закваски. Поздняя традиция размещать под иконами в красном углу стол с лежащим на ним хлебом, имеет глубокое символическое наполнение: хлеб кладут перед иконами в знак почитания бога; но и бог, в свою очередь, кладет хлеб на стол перед людьми (“по общеславянскому выражению, X.— «дар Божий», а по русскому, «стол — ладонь Божья»[1]). То есть мы видим здесь нерасчленимое единство “брать” и “давать”. Очень глубоко.

Понятно, что уважительное отношение стоит проявлять вообще ко всей еде, и понятно, что сейчас молодое поколение, что уж греха таить, ест все меньше и меньше хлеба, но нас сейчас хлеб интересует прежде всего как символ (жизни), – и с этой точки зрения даже хорошо, что его роль в быту уменьшается – так обыденное меньше заслоняет нам символизм. В то же самое время, согласно славянской традиции, предметы, которые соприкасаются с хлебом в быту – например, особый нож, которым мы режем только хлеб или хлебница – приобретают собственную сакральную силу, т.е. часть святости хлеба переходит и на те предметы, которые с ним соприкасаются. И тут возникает немаловажный вопрос – можем ли мы относиться к современному магазинному хлебу, как к чему-то сакральному? Ведь очевидно, что современный хлеб – это немного не то же самое, что старинный. Хотя бы потому, что его делают не на закваске, а на простых дрожжах. Обычно еще приводят аргумент о том, что старинный хлеб был ржаным, но это чисто географически-климатическое – пшеница в условиях средней полосы очень часто промерзает, а рожь более неприхотлива[5]. В принципе, эта эволюция – от одного злака к другому – не проблема: можно вспомнить, например, что те же китайцы тоже начинали с просо, а уже потом перешли на рис – и ничего, на рис у них вполне себе перешло и все это значение архетипической “пищи вообще”. Тут, скорее, вопрос в том, что может ли вообще В ПРИНЦИПЕ считаться чем-то “сакральным” – нечто, сделанное бездушным и механическим путем? В нашем случае – хлеб с хлебозавода?
Я долго думал над этим вопросом и пришел к следующему – да, разумеется, в обрядовых целях лучше всего изготовленный своими руками домашний хлеб, да еще и на закваске. Для праздников (типа “Праздника Хлеба”, с которого я начал) он, наверное, вообще незаменим. Но так как мы говорим о СИМВОЛЕ – символе “пищи вообще” и символе жизни, которую она нам дает – подойдет и обычный (по крайней мере сейчас много мини-пекарен, где хлеб все же отличается в лучшую сторону от совсем уж массового продукта). Мы в любом случае, не сможем сейчас воспроизвести один-в-один строго регламентированный процесс выпечки хлеба, известный нам из этнографии – хотя бы потому, что там нам нужна классическая русская печь с ее символизмом утробы и Того Света. Так что подойдет и купленный, – хотя домашний, понятно, круче, и при его приготовлении можно соблюсти некие ритуальные действия – например, в Польше, сажая хлеб в печь говорили “Поднимайся, хлебе, как солнце на небе”[2] (что определенным образом перекликается с русской загадкой о хлебе “Что краше солнца?”[6]), да и с разного рода изображениями на нем можно поиграть. А, тесто еще на особой воде замесить можно, ну да ладно уже – отдельная большая тема.

В общем, в быту нужно придерживаться хотя бы толики уважительного отношения к хлебу (и это, как мы видим, не что-то про “бабушек, переживших войну”, а самые что ни на есть истоки) – хотя бы полностью съедать и не выбрасывать (а если все же случаются остаки – скармливать птицам). Также я задумался о специальном месте для хранения хлеба (сейчас у меня просто в холодильнике). Ну а что касается праздничного хлеба, то я думаю, что все же более жизнеспособным будет вариант пирога с начинкой. Жаль вот только, его руками ломать нельзя (а это ритуально отмеченное действие, в отличие от разрезания)… Однако пирог с начинкой – это тоже вполне себе “хлеб” и в [2] можно найти множество примеров обрядовых пирогов, связанных с самыми разными праздничными датами. Ну, весь праздник у меня, как я уже писал (https://novoyazychestvo.ru/prazdniki-vne-obshhiny-moj-opyt-semejnogo-yazychestva.html) – это ритуальная трапеза. Там нет особых заморочек, разве что делит пирог мужчина-глава семьи и первый отрезанный кусок стоит поставить на окно, что бы горячим паром могли питаться души мертвых. Хотя, я сейчас прочел в [2] и про иной вариант, связанный конкретно с текущим периодом времени и Праздником Урожая. Первый кусок хлеба/пирога из нового урожая давали собаке/кошке, так как люди “едят их долю”: в славянской мифологии есть миф о том, что кошки и собаки упросили бога оставить на колосе верхнюю часть, когда бог хотел наказать людей за непочтение к хлебу (см. славянские мифы https://novoyazychestvo.ru/slavyanskie-mify.html). Вот здесь-то мясная начинка мне, в деле кормления первым куском праздничного пирога двух моих котов, и пригодится :-) В общем, реально ВАРИАНТ как раз для праздников начала осени, который можно реализовать.

Максим Сухарев
21.08.2021

P.S.: Если что, я намеренно оставил за рамками две сопутствующие темы: Сочетание Хлеба и Соли (“Хлеб-да-Соль”) и напитков, приготовляемых на основе злаковых – пива и кваса (которые, кстати, тоже имеют свое ритуальное значение). При всей значимость этих двух тем, до глобального уровня символа “пищи вообще”/воплощения Жизни – они все же не дотягивают.

ИСТОЧНИКИ:

[1]. Славянская мифология : энциклопедический словарь / редколлегия: С. М. Толстая (отв. ред.), Т. А. Агапкина, О. В. Белова, Л. Н. Виноградова, В. Я. Петрухин; Ин-т славяноведения РАН. — 2-е изд. — М. : Междунар. отношения, 2002;
[2]. «Славянские древности: Этнолингвистический словарь», в 5 т.;
[3]. Гусейнова У.Г. “ХЛЕБ В КАРТИНЕ МИРА РУССКОГО НАРОДА” https://cyberleninka.ru/article/n/hleb-v-kartine-mira-russkogo-naroda;
[4]. https://zen.yandex.ru/media/trickster/chto-takoe-hleb-nasuscnyi-v-molitve-otche-nash-5ec3cae9d2576a75855f6c33
[5]. Максимов С. В “Куль хлеба и его похождения” http://az.lib.ru/m/maksimow_s_w/text_0110.shtml;
[6]. http://publicadomain.ru/russkie_narodnye_zagadki/o_pitie_i_pische

*****
Платную подписку на часть материалов пока приостановили.
В 2021 году планируем опять возобновить, но уже в иных объемах материала (и за иные суммы).
*****
Поддержите наш проект!
Ваша поддерржка поможет нам оплатить хостинг и уделять больше времени исследованиям. Даже небольшая сумма будет полезна.

Ваш Email не будет опубликован. Поля "Имя" и "Email" обязательны.