Железный Муж. Часть 1

Продолжаем публиковать традиционные обрядовые слова. Следующая подборка посвящена «железному мужу» (иначе — «железному царю») русских заговоров.
Озар Ворон и Рысь Беда выдвигают версию, что «железный муж» — это Стрибог: «Железный человек тогда, судя по облику, которым он наделен, Стрибог – Божество войны». (Прозоров Л.Р., Калинкина Е.А. Вещая Русь. Языческие заговоры и арийский обряд. М.: Эксмо, 2012)
Я считаю, что под этим определением скрывается Перун.
Озар Ворон и Рысь Беда пишут: «Железный муж (или, опять-таки, царь) обращает на себя внимание, во-первых, своей поразительной устойчивостью. Он встречается в заговорах с XVII века по XX, хотя в поздних записях и превращается в «чугунного пастуха», «идола идолова» и т.д.. Но абсолютное большинство его упоминаний однотипно. Он стоит посреди железного моря (или озера) на железном столбе (или мосте) и держит в руках железный посох «от земли до небеси, от востоку до Западу». Все оружие считается его детьми – родственное отношение между Божеством и подчиненными ему явлениями, силами, предметами, существами типично для русского язычества. В «Слове о полку Игореве» ветры названы «Стрибожьими внуками». В «Голубиной книге» перечисляются «матери» или «отцы» всем камням, всем деревьям, горам, рекам, зверям и птицам. Коровы именуются «Власьевым родом» (а сам «святой Власий» – «коровьим» или «скотьим» Богом). И обладая такой властью над оружием, железный муж запрещает ему вредить протагонисту. (…) Абсолютное большинство – больше трёх десятков – его упоминаний связано с защитой от оружия». (Прозоров Л.Р., Калинкина Е.А. Вещая Русь. Языческие заговоры и арийский обряд. М.: Эксмо, 2012)
В то же время, согласно Повести Временных Лет, с оружием, очевидно, связан Перун (в то время как с золотом — Велес):
«Вместе с тем связь с золотом характерна и для Волоса, что находит отражение, в частности, в клятве русских дружинников 971 г. в «Повести временных лет». Если в договоре с греками 945 г. дружинники клянутся только Перуном и призывают на себя в случае нарушения клятвы смерть от собственного оружия, то в договоре 971 г. помимо имени Перуна фигурирует имя Волоса и, соответственно, к смерти от своего оружия прибавляется другое наказание: «да будемъ золоти яко золото»; первое наказание, связанное с оружием, безусловно, соотносится с Перуном, второе же, связанное с золотом, — с Волосом (Иванов и Топоров, 1965, с. 15; Якобсон, 1969, с. 582) ; отсюда и реконструируемая Якобсоном (1969, с. 586) связь Волоса с желтизной, где «желтый» и «золотой» выступают как взаимозаменяемые варианты». (Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей. М., Изд-во Моск. ун-та, 1982. Стр. 61.)
Вот цитаты из ПВЛ (в переводе Д.С. Лихачёва), подтверждающие эту связь:
«А кто с русской стороны замыслит разрушить эту любовь, то пусть те из них, которые приняли крещение, получат возмездие от Бога вседержителя, осуждение на погибель в загробной жизни, а те из них, которые не крещены, да не имеют помощи ни от Бога, ни от Перуна, да не защитятся они собственными щитами, и да погибнут они от мечей своих, от стрел и от иного своего оружия, и да будут рабами во всю свою загробную жизнь».
«Если же кто-нибудь из князей или из людей русских, христиан или нехристиан, нарушит то, что написано в хартии этой, — да будет достоин умереть от своего оружия и да будет проклят от Бога и от Перуна за то, что нарушил свою клятву».
«Если же не соблюдем мы чего-либо из сказанного раньше, пусть я и те, кто со мною и подо мною, будем прокляты от бога, в которого веруем, — в Перуна и в Волоса, бога скота, и да будем желты, как золото, и своим оружием посечены будем».
Справедливости ради, следует указать, что некоторые места в ПВЛ не совсем укладываются в приведённую выше концепцию:
«(…) а Олега с мужами его водили присягать по закону русскому, и клялись те своим оружием и Перуном, своим богом, и Волосом, богом скота, и утвердили мир».
«Обещал Игорь сделать так. На следующий день призвал Игорь послов и пришел на холм, где стоял Перун; и сложили оружие свое, и щиты, и золото, и присягали Игорь и люди его — сколько было язычников между русскими».
Упоминание оружия в первой цитате можно толковать двояко: оружие здесь может выступать и как символ Перуна, и как не связанный с Громовержцем священный предмет.
Во второй цитате с Перуном соотносится как оружие, так и золото. Возможно, это связано с тем, что, говоря словами Мирчи Элиаде, «(…) всякая «божественная форма» испытывает «тенденцию к превращению в центр любых религиозных явлений и к управлению всеми областями Космоса (…)». (Элиаде М. Очерки сравнительного религиоведения. М.: Ладомир, 1999. Стр. 97.) В первую очередь, разумеется, эта тенденция характерна для верховных Богов, а Перуна наши Предки, по всей видимости, считали таковым.
Так или иначе, связь оружия с Громовержцем имеет подтверждения в ПВЛ и выглядит вполне логичной и закономерной, так как Перун — Бог-воитель (наличие у Громовержца в славянской мифологии воинских функций признаёт подавляющее большинство исследователей). Поэтому, повторюсь, я склонен считать, что «железный муж» заговоров — это Перун.
Добавлю ещё, что в заговорах от оружия, в которых фигурирует «железный муж», довольно часто упоминается также архангел Михаил, «грозный воевода небесных сил» (встречаются там, конечно, и другие христианские персонажи). Сравните два обращения:
«(…) защити же, царь железной, от всякаго железа меня, раба Божия имярек, от стрел, от пищалей, и от мушкетов, и от пистолей, и от всякаго огненнаго оружия, и от копей, и от мечей, и от сабель, и от топоров, и от ножев, и от всякаго боеваго оружия, и от железнаго, и от всех своих детей и приплодов». (Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 279-280.)
«Святый архистратиг Михаил, защичивай, государь, меня, раба Божия имярек, своим злаченым щитом со всех сторон четырех, от всяково оружья ратьнаго, и всяково железа, и от стрелы, и от пищалей, и от сабли, и от бердышев, и от копей, и от рогатин, и от пушек, и от пушечных ядр, и пищалей, и от самопалов, и аркабузов, и от всяких пулек, и от мечей, и от всяково оружья ратнаго, и от тысечи стрел». (Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 200.)
А архангел Михаил в «народном христианстве» стал одним из заместителей Перуна: «(…) наблюдаемое дополнительное распределение христианских персонажей по версиям некогда, вероятно, единого (или, во всяком случае, связанного с одним языческим персонажем — очевидно, богом-громовержцем) сюжета определяется функциональными валентностями имен Илия, Михаил и Георгий, не позволяющими, попросту говоря, последнему пользоваться громовыми стрелами, а первому действовать луком и копьем, а соответственно — выступать в соответствующих версиях сюжета (изначально единых в силу символической синонимичности стрелы и молнии)». (Юдин А. В. Ономастикон русских заговоров. Источник: http://ruthenia.ru)
1. Есть море Окиян, на том море Окияне есть море железное, на том море железном есть столп железной, на том столпе железном есть железной царь. Стоит от востоку и до западу, подпершися своим железным посохом. Заимал и заповедал своим детям: всякому железу, и булату, и укладу, и простому и каленому: «Поди, железо, во свою матерь, в землю, от меня, от раба Божия имярек, из драк, древо в листь, а перье во птицу, а клей в рыбу».
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 182.
Есть море Океан, на том море Океане есть море железное, на том море железном есть столб железный, на том столбе железном есть Железный Царь. Стоит от востока и до запада, подпёршись своим железным посохом.
2. Есть море железное, на том море железном стоит мост железной, середи того мосту железной стоит муж. Высота его от земли до небеси, а широта его от востоку и до западу. И тот муж железной защичевает меня, раба Божия, от стрел, и от железниць, и от сокерки, и од посошков, и от топорков, и от саблей, от булатные и от укладные, от сталные, от копья, и от рогатины, и от сулицы, от ножа, и от шила, от меди, и от свинцю, и от проволоки, от пушек и от пищалей, от кости и от жимолости, и от всякого приплоду железного, кованого и литого. И наказывает тот муж детем своим, стрелным железцам: «Ой естя мои дети, стрелные железца, не ходите вы на того раба Божия имярек, острем тела его не окровавите и души его не оскорбите. Воротитес вы, железца, остреем на старого государя, а к тому рабу Божию имярек ушима. Как метет метел, прамо не летит, так же вы, стрелы метитес, прамо не летите и не ходите на раба Божия имярек».
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 186.
Есть море железное, на том море железном стоит мост железный, посреди того моста железного стоит Муж. Высота его от земли до неба, а широта его от востока и до запада. И тот Муж Железный защищает от всякого приплода железного, кованого и литого, и от меди, и от свинца.
3. Есть море Окиян, на том море Окияне есть море железное; на том море железном есть столб железной, на том столбе железном стоит железной мужь, потпершись своим железным посохом, от земля и до небеси, от небеси и до земля, от востоку и до западу, от западу и до востоку. Заимает и заповедывает своему железу, и укладу, и булатному железу, и простому железу: «Поди, железо, всякое прочь от раба Божия имярек». И благослови, отче. «Поди, стрела, цевьем в древо, а железо в землю, а перье во птицу, а птица в небо, а клей в рыбу, а рыба в море от раба Божия имярек поди, всякое железо ратное».
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 189.
Есть море Океан, на том море Океане есть море железное; на том море железном есть столб железный, на том столбе железном стоит Железный Муж, подпёршись своим железным посохом, от земли и до неба, от неба и до земли, от востока и до запада, от запада и до востока.
4. Есть озеро железное, на том озере железном есть царь железный, тем железом отець и мати. И тот царь железной защичивает от всякого железа раба Божия имярек: от стрелы, и от сабли, и от мечя, и от копья, и от топора, и ножа, и от всех детей и приплодов. Помилуй, государь нашь Исусь Христось, помилуй, царь небесный, раба Божия имярек, от всякого железа. Поведи прочь — цевьем в древо, а перье во птицу, а птица в небо, а клей в рыбу, а рыба в море, а железо во свою матерь землю от раба Божия имярек.
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 192.
Есть озеро железное, на том озере железном есть Царь Железный, всему железу отец и мать. И тот Царь Железный защищает от всякого железа.
5. Есть святое море Окиян, на том море Окияне есть море железное. Есть мужь железной. Стоить, подьпершися своим железным посохом, от земли и до небеси, от небеси и до земли, от востоку и до западу, от западу и до востоку. И заповедывает заповед своему железу всякому. Изговорит мужь железен всякому железу: «Поди, всякое железо, уклади и булат, поеное железо и простое, от раба Божия имярек, от раба Божия проч на все четыре стороны». Машет и отмахивает меня, раба Божия имярек, посохом железным, и от всяково стрелбами, и от всяково бою, и сечи, и от рубли, и от резанья, и от колотья. И говорит мужь железной: «Поди, стрела, вереха цевьем в древо, во свою матерь, а железо во свою матерь, в землю, а перье во птицу, птица в небо, а кьлей в рыбу, а рыба поди в море во Окиян, под бел камень Латарь». Поди прочь от раба Божия имярек всякое оружья ратнаго и воинское.
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 200.
Есть святое море Океан, на том море Океане есть море железное. На том море железном есть Муж Железный. Стоит, подпёршись своим железным посохом, от земли и до неба, от неба и до земли, от востока и до запада, от запада и до востока. И заповедывает заповедь своему железу всякому.
6. Есть святое море Окиянь, на том святом море Окияне есть бел камень Латарь. На том белом камени Латаре сидит мужь железной, издеваеть на меня, раба Божия имярек, каменую рубаху и каменой шелом, и платие, и обуток каменой, от востоку и до западу, от земли и до неба, от стрел и от пищалей, и от пушек, и от всяково бою огненного, и от саблей, и от мечей, и от хортов, и от копей, и от рогатин, и от посошков, и от сулиць, и от топоров, и от бердышев, и от ножей, и от кинжалов, и от всяково древа русково и заморсково, и от всяково бою, и от всякия стрелбы огненые и стрелные, и от сечи, и от рубли, и от всяково бою и древа, и колотья черемисково, и русково, и чювасково, и крымьсково, и нагасково, и черкасково, и от всех четырех странь, и от всех родов людей, и злых супостатов, от востоку и до западу, от западу и до востоку, от земьли и до неба, от неба и до земли.
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 203.
Есть святое море Океан, на том святом море Океане есть бел камень Алатырь. На том белом камне Алатыре сидит Муж Железный.
7. И за тем святым морем Окиянем есть море железное, на том море железном стоить мужь железной. Зговорит, стоячи на столпе железном, мужь железной: «Как у кобылы рогам не бывати, и на долоне шерсти не вырости, от смоловатово пенья отрасли не отращивати, и всякой рыбе в воде соколом не летати, а соколу в воде рыбою не ходити». И говорить мужь железной: «Так же и рабу Божию имярек невредиму быти от злых недругов и от всяково оружья, силою и помощию Духа Святаго, во веки веком, аминь».
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 204.
За святым морем Океаном есть море железное, на том море железном, на столбе железном стоит Муж Железный.
8. Есть святое море Окиян, на том Окияне море есть море железное. Столп, на том на железном столпу стоит железной муж, подпершися железным посохом, от земля, и до небеси, и до земли, и заповедываеть своему железу, и укладу, и булату, каленому железу и некаленому: «Поди ты, всякое [железо], прочь от меня, от раба Божия имярек». Господи, благослови, Боже. А поди, стрела, цевьем в древо, а железо в землю, а перье во птицу, а птица в небо, а клей в рыбу, а рыба поди в море, от меня, раба Божия имярек, проч всякое оружье ратное.
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 204.
Есть святое море Океан, на том Океане море есть море железное. На том море железном есть железный столб, на том на железном столбе стоит Железный Муж, подпёршись железным посохом, от земли и до неба, и заповедывает своему железу, и укладу, и булату, калёному железу и некалёному.
9. Есть езеро железьное, на том [езере] есть столб железно[и], есть царь, желе[з]ьнои царь, имат тот царь железьнои защищает меня, раба Божия имярек, и детеи моих от всякова железа, детеи своих от стрел, от сабьли, от копья, и от топора, и от пульки свинцовыи, и от пищалеи, и от меди, и от мечнаго. Всяких детеи их помилуи, Господи Иисус Христос, царь небесны, помилуи раба своего имярек и детеи моих от всякова железа. Пусти стрелу от меня, раба Божия, прочь перьем во птицу, а птица в небо, клеи в рибу, рыба в моря, железом в свою мать в землю. Стрела цевьем в древо от меня, раба Божия имярек, поди прочь, всякое железо.
Отреченное чтение в России XVII-XVIII веков / Отв. редакторы А. Л. Топорков, А. А. Турилов. — М.: Индрик, 2002. Стр. 231.
Есть озеро железное, на том озере есть столб железный, есть Царь, Железный Царь. Тот Царь Железный защищает от всякого железа, от детей своих.

(обрезано из-за ограничений на длину записей в вк. окончание текста — в комментарии под оригиналом поста https://vk.com/novoyazychestvo?w=wall-119055965_5773_..)
#Мир_Богов_НЯ #слова_НЯ

Автор — Мирослав Курганский (https://www.facebook.com/uralianheathen)
Оригинал публикации на Фб (https://www.facebook.com/slavonic.neopaganism/posts/6..)

#язычество #новоязычество #неоязычество #родноверие #paganism#родноверы #неояз

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.