Традиционные обращения к Духам-Хозяевам

Нечто противоположное тому, о чем я писал до сих пор — все эти «не надо формальных обращений, говорите от души, и прочая». 😊
Читая Светлану Адоньеву (С.Б. Адоньева. «Звуковые формулы в ритуальном фольклоре»), я столкнулся с иным — формальное построение обращений к Хозяевам чрезвычайно важно и оно должно строиться по определенным правилам.
Ниже — краткий конспект той модели, которую Адоньева вывела из собственных полевых исследований на территории южного и северного берегов Белого озера (Русский Север):

«Видимый мир, в котором действуют люди, в каждой своей точке соприкасается с миром невидимым, другой реальностью — миром «сил» или «хозяев».

Картина персональной организации пространства в северно-русской деревне….
Персональная ипостась или дух места — «хозяин».

Хозяин есть не только в доме, но и в лесу, хозяин есть везде. (ФА, Бел20-21)

Домовой (хозяин) кормит скотину, поит. Как покупаешь животину, заводишь на двор. Во все четыре уголка поклонись… (ФА, Бел20-27)

У дома есть хозяин, как и у леса. Когда в дом приходят жить, просятся…Когда скотину покупаешь, тоже Хозяина с Хозяйкой просишь. (ФА, Бел20-61)

Везде есть хозяин. Хозяин, хозяюшка и малые детушки. Спасибо, хозяин и хозяюшка и малые детушки. В баню сходишь, спасибо, хозяин и хозяюшка и малым детушкам на теплой бане. И в бане есть хозяин и в доме и во хлеве. Во хлеве тоже хозяин, хозяюшка. Ну во дворе, хоть во хлеве, одинаковый хозяин. … (Шола, 2001)

Человек, становясь хозяином места, делит его с «хозяином»-силой. Овладевая новым пространством, человек осуществляет экспансию, ибо оно уже распределено между хозяевами-силами. Именно поэтому место должно быть выкуплено:

Граница, разделяющая мир людей и «хозяев», не пространственная, она определена возможностями восприятия, которыми человек обладает в тот или иной момент времени. Собственно, видение «хозяев» либо провоцируется действиями человека, заинтересованного в таком контакте, либо оказывается следствием нарушения каких-либо правил. В норме — «хозяева» есть, но они должны быть невидимы.

Хозяева, …, это и силы-духи и люди. Причем последние отличаются от всех прочих людей наличием определенного социального статуса. Перед нами — единое социальное пространство «хозяев».

Человек, который стал хозяином или хозяйкой, обретает новый статус. Одна из значимых его характеристик — включение в новое сообщество. Он вступает в новые отношения и обретает новых партнеров по взаимодействию — естественных и сверхъестественных. До этого человек может знать о существовании пространства сил (былички рассказывают все — от мала до велика), но он не располагает тем, что принуждает его начать действовать в этом пространстве. Статус «хозяев» обретался с появлением собственного дома, семьи, детей, двора, усадьбы и скота. Границы персональной ответственности расширяются, включая в себя новые объекты. Для того, чтобы контролировать свое новое, большее чем прежде, «социальное тело», нужна большая сила. Чтобы быть хозяином, нужно «стяжать» хозяина-силу

Сообщество хозяев делит пространство традиционного мира на сферы персонального владения и ответственности: «Без хозяина ничо дак».

Отношения в этом сообществе регулируются системой социальных конвенций, определяющих правила поведения на чужой территории:

у …леших, есть свои, закрепленные за каждым территории (здесь — «приход»). Незаконное расположение на этой территории человека вызывает неудовольствие хозяина именно как нарушение этикета — «невежа».

Став членом сообщества хозяев, нужно уметь вступать в диалог с силами-хозяевами, чему и служит навык речи, особым образом маркированной.
Когда место оказывается в сфере интересов человека, он должен вступать в диалог с хозяином этого места. Эти отношения имеют ту же форму, что и отношения между людьми. Необходимо соблюдать правила поведения (этикет) и выполнять условия договора, поскольку его нарушение может привести к непредсказуемым последствиям. Когда просят лесового, несут ему в особое место, обычно на границе леса и полей, «относ», дар (хлеб, табак, ткань). Принятие лесовым дара расценивается как принятие им на себя определенных обязательств. Но подобные акции не действуют механически. Условия договора меняются. Договоренности подлежат обсуждению

Отношения соседей-однодеревенцев поддерживаются распределением индивидуальных вкладов в общее имущество или общее дело, а также возможностью взаимных одолжений. Такие одолжения представляют собой неявную форму обмена: одолжились водкой — вернули уловом рыбы, одолжились инвентарем или утварью — вернули молоком или пирогами, попросили подвезти — сообщили по дороге какие-либо ценные сведения. Возвращаемое представляется как проявление благодарности, дар, но не возврат долга, но при этом такая благодарность точно эквивалентна позаимствованному.

Этикетные отношения с «силами» строятся также как соседские отношения: обмены, представляемые как дары (например, «относ» лесовому при просьбе найти потерявшуюся в лесу скотину), строгое соблюдение определенных форм поведения при проникновении на территорию, имеющую своего хозяина.

Будь то баянник или соседка в любом случае надо «проситься», поскольку это — форма одолжения, предполагающая ответное действие: «хозяин, хозяюшка, пустите помыться» (ТРМ № 75), воду в бане никогда не выливают, чтобы хозяин помылся (ТРМ № 84), «в бане помоешься, жару накидаешь: «хозяин да хозяюшка, мойтесь с Богом» (ТРМ № 86). Точно так же соседи и соседки (хозяева) — не входящие в категорию «своих» — пересекают границы чужой территории — отводок (калитка, отделяющая двор от улицы) или порог только в случае какой-либо непременно сразу же сообщаемой нужды и испросив разрешения. Многократно наблюдавшаяся нами картина — разговор хозяек на таких границах. Зайдя в дом с какой-либо просьбой, соседка никогда не перемещается дальше порога без специального, не один раз повторенного, приглашения.

к персональной части социального пространства — «социальному телу» хозяина относится все то, что является предметом его ответственности и владения. К ситуациям сдвига или перехода относятся факты приобретения или продажи, отела и забоя скота, сооружения нового предмета утвари, выпекания хлеба, начало и конец полевых работ, а также любое изменение собственного состояния — сон и пробуждение, выход из дома и пр.

О том, что … высказывание …относится к ряду диалогических форм обращения с «хозяевами», можно судить по способу организации речи, к которому прибегает говорящий. Обычная для текстов такого рода ритмическая организация и диминутивы.

Магико-ритуальные формы обращений к домовому при покупке новой скотины, или к баяннику — при входе в баню, сообщенные нам в разное время разными информантами, дают такой вариативный ряд, который очевидным образом убеждает нас в том, что перед нами конвенциональная форма речи, но не воспроизведение текста.

Хозяин, батюшко, прими живота-то (имя) (ТРМ, 23)

Господин-дворянин, пой да корми (ТРМ, 26)

Хозяин с хозяюшкой, пусти милого живота на корысть, на радость, добрым людям на зависть (ТРМ, 93)

Хозяин с хозяюшкой, примите (имя скотины) Не ночку ночевать, а на все время (ТРМ, 94)

Соседушко-батюшко, возлюби нашу коровушку, пои получше, гладь поглаже (ТРМ, 97)

Дедушко, атаманушко, соловеюшко, пусти Пестроньюшку на подворьице. Пой, корми, мягко стели, гладко води (ТРМ, 102)

Дедушка Романушка, бабушка Атаманушка, пой, корми мою Буренушку сытехонько,

Рукавицей гладь-то гладехонько… (ТРМ, 108)

Вот царь дворовой, царь отводной, отвод-то в поле, царь полевой, прими мою скотинку. На дёнь Господнёй, напой, накорми и домой пригони. — Вот это скотинке. (ФА, Бел20-123)

В следующем примере, где говорящая дважды повторяет магический текст, отчетливо видно то, что … фиксированы коммуникативные позиции адресата и адресанта, фиксирован тип речевого акта, но не сам текст:

В доме, и в дом заходишь, тоже: Хозяин, хозяюшка, примите пожильца. Когда вот я зашла вот в эту квартиру, я зашла и сказала. В первый раз, приехала когда, зашла и сказала: Ну, хозяин, хозяюшка, примите меня на житье на бытье, вот и все. (ФА, Бел20-129)

Посредством таких высказываний совершают определенное социальное действие — просьбу, и используют свойственную ей модель речевого акта — директив. Практическая задача — препоручение дворовому заботы о приобретенном скоте или домовому — о своей семье, решается за счет совершения речевого акта, автором которого, несомненно, выступает сам говорящий[15]. Совершая его, он ориентирован не на известный ему ранее текст, но на определенную стратегию речевого поведения. Существование этой стратегии в традиции определяет совершение говорящим заданного ею социального действия.

От стратегии прошения, имеющего адресатом человека, точно так же содержащего обращение, директив и мотивировку, прошение духа-хозяина отличается ритмической организацией и наличием рифм. Заслуживает внимания и обилие диминутивов в заговорах: они используются как в обращениях, так и в основной части высказывания («батюшко», «хозяюшка», «соседушко», «доможирушко», «атаманушко», «соловеюшко», «коровушка», «подворьице», «ночка»). И если ритм и рифма — универсальные маркеры ритуализированных форм речи, то деминутивы появляются в ней в тех случаях, когда в фокусе речи оказывается адресат и та сфера реальности, которая ему приписывается либо как сфера его контроля, либо как объект, на который должны быть транспонированы свойства адресата:

Как ты, милая ниточка, крепко сидишь, так, милая животишко, крепко стада держись. (ТРМ 148)

Диминутивы не используются в сюжетной части заговоров, они появляются тогда, когда говорящий апеллирует к адресату, чем или кем бы он ни был: духом, коровой, человеком или предметом.

[Человек обращается к Хозяину]…так же, как обратился бы к соседу, но для того чтобы его высказывание пересекло границу реальности, оно должно быть определенным образом организовано. Он инициатор просьбы к силам, имеющий нужду и знающий, за счет использования каких речеповеденческих моделей его просьба должна быть услышана. «

С.Б. Адоньева. «Звуковые формулы в ритуальном фольклоре» (то же С. Б. Адоньева. «Конвенции магико-ритуальных актов»//Заговорный текст: Генезис и структура. М.: Издательство «Индрик», 2005. 520 с. — см. прикрепленный документ).

Итак, обращение к Хозяину
производится на границе владений Хозяина (опушка леса, порог дома, ворота двора),
в случае существования конкретного запроса к Хозяину, сопровождается даром-относом;
обращение содержит в себе деминутивы (уменьшительно-ласкательные формы),
обращение в целом организовано ритмически — ритм обращению задает синтаксическая упорядоченность — параллелизм («не по своей воле, по великой нужде», «не ради хитрости, не ради мудрости»),
обращение содержит в себе рифмы («Соседушко-батюшко», «на житье, на бытье», «напой, накорми и домой пригони»,
обращение повторяется (два или три раза).

Данные правила построения обращения к Хозяину служат » способом размыкания границы между реальностью людей и реальностью сил».

#прикладная_мифология_НЯ, #духи_НЯ #вещие_слова_НЯ #слова_НЯ#личные_обряды_НЯ

#родноверие #неоязычество #новоязычество #язычество

Максим Сухарев

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.