Старые стоптанные кроссовки как объект языческого культа наряду с идолами

Ну на самом деле не обязательно кроссовки, — это у меня так совпало, что именно кроссовки износил. 😊 Любая СТАРАЯ ОБУВЬ.
Предлагаю старую стоптанную обувь в качестве объекта культа, во многом как альтернативу разного рода идолам или изображениям божеств, в первую очередь связанных с культом Предков (и со скотом, кстати, тоже :-)).
Понятно, что такой культ удобен больше для локусов снаружи дома (есть, кстати, поверье о том, что старую обувь хранить в доме вообще нельзя).
Традиционно — это двор. У кого нет собственного двора — поищите что-нибудь еще. Дачу, например (такие локусы должны быть по крайней мере пограничными между «своим» и «чужим», типа того же балкона (https://vk.com/wall-119055965_1789)). Я лично в гараже в гаражном кооперативе собираюсь повесить.
Теперь давайте обоснование:

Во первых, старая обувь тесно связана с Культом Предков, например, она осмыслялась в качестве ЖЕРТВЫ ПРЕДКАМ:

«…Отношение связи с потусторонним миром демонстрирует распространенный обычай жертвования старой обуви. Д. К. Зеленин в своей статье, посвященной обрядам со старой обувью, указывает на схожесть поверий и обрядов, связанных со старой обувью в русской культуре, в Западной Европе, у финно-угров, чувашей, турок, греков, индусов [8].
В русской традиции жертвование старой обуви духам предков практикуется в поминальной и свадебной обрядности. Старая обувь чаще всего выставляется или вывешивается в определенном месте, или обувь кидают вслед [Там же, с. 215]. Старые лапти преподносятся умершему члену семьи во время поминок или свадьбы, чтобы его душа могла посетить этот мир, с той же целью практиковалось привязывание старых лаптей к саням, в которых ехала венчаться невеста – «чтобы “дедушка” мог сопровождать невесту» [9, с. 134], также старую обувь кидали вслед новобрачным. При отправлении в путь старая обувь в качестве подношения служила приглашением предкам последовать за путником [8, с. 228]. Чуваши сжигали старые лапти на второй день Пасхи, когда, согласно поверьям, покойники выходят из могил, затем приглашали умерших домой [Там же, с. 222]. Функцию соединения между зонами мифологического пространства имеет обычай одаривания невестой жениха и его родственников. В дар, как правило, преподносятся полотенца или одежда. Данное действие может расцениваться как рудимент жертвы духам чужого рода, наряду с оставлением молодой пояса, полотенца или каких-либо элементов одежды в бане, амбаре, хлеву [13, с. 25]. В карельской свадьбе полотенца являлись частой жертвой духам-покровителям рода жениха [14, с. 33; 15, с. 148].»[3]

Старая обувь играла значимую роль в культе домового/дворового Хозяина («Для «заведения» домового в крестьянских дворах Владимирской губернии вешали его любимую обувь – поношенные лапти («ошметки»), количество которых нередко достигало в одном дворе 10-20 пар2.» [2]).

Старая стоптанная обувь, наряду с камнями со сквозными отверстиями и разбитыми горшками, размещенные в ритуальных целях во дворе дома, прямо именуется «богом», наряду с иконой:

«Название куриный бог аналогично словосочетанию «скотий бог» — так характеризуется в летописях Велес. Так же «скотьим богом» называли святого Власия Севастийского и его икону в хлеву («богом» также называли любую икону). Куриный бог, как и скотий бог был оберегом скота; функции того и другого оберега могли выполнять одни и те же предметы. В Нижегородской губернии горлышки от разбитых кувшинов вешали в курятниках и под стрехами домов, полагая, что это помешает домовому щипать кур и мучить скот. «Скотьими богами» называли и святых Кузьму и Демьяна — покровителей скота и кур. В Ярославской губернии «собачиным богом» именовали старый горшок, который помещали на высоком шесте в том месте двора, где находятся насесты: «В горшке селится дух, покровительствующий курам»…Собачий (куриный) бог — у славян название ритуального предмета, оберега домашней птицы. Роль собачьего бога могли выполнять камешки со сквозными отверстиями, горшок, кринка или глиняный рукомойник без дна, горлышко от разбитого кувшина, изношенный лапоть и др. Обычно их помещали в псарне около кормушки или над ней, под стрехами хлевов, вешали на кол во дворе и т. д. Делали это, чтобы собаки хорошо спали и были целы» [1]

Кроме того, стоптанная обувь иногда напрямую отождествляется с иконой:

«В Мышкинском районе Ярославской области было распространено следующее поверье: «Во дворе вешали под нашесть к курицам лапоть плетеной. А над воротами икону вешали – Хозяина звали. Кто этого не сделаёт, у того скотина падёт…Дворовой на дворе живёт. Не пондравится ёму чего – скотина болеёт. Кто для нёго икону вешал, а у нас против самыех ворот над курицам лапоть висел. Я раз спросила у мамы: «Для чего?» – «Для дворового!»3. В приведённом тексте, раскрывающем роль «дворового» как покровителя домашних животных, обращает внимание мотив использования в качестве «приманки» для «духа» не только лаптя, но и иконы4, функции которых в данном случае являлись тождественными». [2]

Ритуально подвешенная старая обувь (равно как и старая посуда) считалась местом жительства Духа-Хозяина и вместилищем его силы:

«…с. Великое Гаврилов-Ямского района Ярославской области: «Корову сглазят. Тоже ходили, заговаривали. Заговорили. Кринку повесили и лапоть на чердаке, чтобы леший не водился. А в этой кринке будет жить домовой. Кринка завязывается и лапоть задом. Домовой в лапоть оденется и в кринку залезает. Корова не доила. Через три дня доить стала. Это было в сорок седьмом году»10.
Заметим, что описываемое событие происходило сравнительно недавно. В данном сообщении привлекает внимание мотив помещения на чердаке «кринки» и лаптя и использования их в связи с представлениями о местопребывании домового. С другой стороны любопытно упоминание существа («лешего»), выступающего антагонистом домашнего духа из-за «злокозненного» отношения к скоту.
По нашему мнению, использование в приведенных примерах лаптей и глиняной посуды обнаруживает связь с обрядами «перевода» домового из старого дома на новое место. Приведем их описания в регионах Верхневолжья в XIX – начале XX вв.: «При переходе на новое место, на старый двор ходят с лаптем и ведут в нем домового»11; «…старшая в семье женщина брала из печи угли, клала их в новый горшок и со словами «батюшка домовой, пожалуй на новоселье» несла их в новый дом, где и высыпала в новую печь; горшок тут же разбивался. За первой женщиной шли другие члены семейства с петухом и кошкой»12.

В связи с этим обратим также внимание на использование в «дворовых» амулетах утиля (использованной обуви, разбитой или бывшей в употреблении посуды). Очевидно, отмеченный факт следует связывать с мотивом «старое» – «своё». А.К. Байбурин, рассматривавший эту тему, писал: «Категория старого в традиционной культуре отчётливо связывается со «своим», обжитым, освоенным. Старые, поношенные вещи воплощали идею преемственности, передачи благ и ценностей от одного поколения к другому»40.» [2]

Предлагаю вам использовать старую стоптанную обувь (а также старую посуду) в качестве объекта языческого культа — в качестве ритуального вместилища Сил, связанных с Родом и Предками.

*******

Источники:

[1] статья «Куриный бог» https://ru.wikipedia.org/wiki/Куриный_бог
[2] А.В. Киселёв «Амулеты в русских дворовых постройках Верхневолжья XIX-XX вв.» http://www.rostmuseum.ru/Publications/Publication/809
[3] Ю.М. Трещенок «ОДЕЖДА КАК РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ОТНОШЕНИЯ «СВЯЗЬ — ДИСТАНЦИРОВАНИЕ» МЕЖДУ СФЕРАМИ РИТУАЛЬНО-МИФОЛОГИЧЕСКОГО ПРОСТРАНСТВА» http://www.gramota.net/materials/3/2016/3-1/44.html

#Предки_НЯ, #модель_мира_НЯ,
#прикладная_мифология_НЯ

P.S.: и, хочу быть правильно понят —
в сношенной обуви нет никаких особенных преимуществ по сравнению с более привычными нам культовыми объектами. Смысл предлагаемого мной не в альтернативе ради альтернативы и даже не в аутентичности ради аутентичности, хотя и ее я тоже постарался показать.
Смысл предлагаемого в ином — практикуя это, мы начинаем приобретать верное, не побоюсь этого слова исконное 😊, понимание того, ЧТО ТАКОЕ, например, «старое и ветхое». Что это все в принципе значит, в чем СУТЬ. Такое понимание вряд ли вообще можно приобрести из книг, легче уж практикой, — слишком порой картина мира славянской мифологии отличается от привычного нам сегодня.

Максим Сухарев

Facebook Comments
Закладка Постоянная ссылка.