Сор (мелкий мусор) как воплощение силы предков наших

В славянской мифологии есть некоторые простые и сокрушительные вещи, которые, при регулярной практике, связанной с ними, способны оказать на нашу картину мира глубокое и всеобъемлющее воздействие.
Одна из таких тем — это домашний мелкий мусор или СОР:

«…домашний сор, образующийся в процессе повседневной человеческой жизнедеятельности. Из признаков сора как физической субстанции, значимых для его семантизации в народной культуре, обратим внимание на следующие: малый размер и как следствие — разъятость (образуется путем отделения мелких частиц от более крупных предметов)[3]; множественность при сохранении однородности (т. е. без различия того, от каких предметов он образовался); сухость; отсутствие собственной формы (как следствие разъятости и сухости); нечистота (сор не только «грязен» сам, но и делает грязным то, с чем приходит в контакт); остаточность (сор «вторичен» и в этом смысле как бы всегда «стар»).
___________________
[2] В. И. Даль понимает сор как «все что выметают из жилья или выкидывают как негодное», включая «пыль, пушину, обрезки, просохлую грязь, обивки, мелкую щепу и кору» (Даль В. И. Указ. соч. Т.
4. С. 405—406), а также выделяет значение ‘навоз’. В связи с этим ср. гипотезу о том, что старшим значением слова было ‘экскременты’: глагол сорить впервые появляется в 1704 году и «несомненно находится в связи с вульг. серу» (Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: В 2 т. Т. 2. М.: Русский язык, 1994. С. 188) (о возможной связи с греч. аксхтоа ‘кал, нечистоты’ см.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. Т. III. СПб.: Азбука, 1996. С. 720). Вероятно, первоначальное значение ‘естественные отходы организма’ постепенно расширяется и начинает осмысляться как «грязное» вообще.

[3] И в этом — одно из его отличий от мусора как более крупных, например строительных, отходов. Этимологически сор и мусор, похоже, неродственны, последнее скорее всего восходит к тюркскому бусор(ь), бусырь ‘хлам, старье’ (Фасмер М. Указ. соч. С. 17). Впрочем, во многих обрядовых контекстах эти слова часто взаимозаменяемы
…»
[здесь и далее — цит. по статье Анна Кушкова «Семиотические заметки о соре в народных представлениях и обрядах славян»]

Если вы, посредством регулярной практики, поймете все значение сора, осознаете его роль и суть — это значительно продвинет вас в изучении славянской мифологии как прикладной науки. Слишком уж непривычен, необычен для нас объект внимания.
Вдумайтесь, сор — это и «наше» (в самом деле, не «природное» же, не «дикое»(так в том соре, который мы сметаем по своему жилищу всегда можно найти конкретное отражение текущей жизнедеятельности — вас и вашей семьи) и, одновременно, уже и не наше, «чужое» (сор он по определению уже совершенно вам бесполезен, даже вреден, тем более, что он возникает и растет помимо вашей воли, сам собой). Это — и «наше и чужое одновременно» — совершенно уникальное состояние (отчасти общее для всех старых и ветхих человеческих вещей — например, таких как старая обувь
(https://vk.com/wall-119055965_2694 ), что определяет отношение к СОРУ в славянской мифологии.

Так вот, помимо ненужного и вредного загрязнения собой пространства, сор, — это (деление на пункты во многом условно, и введено мной лишь для удобства. так-то все — грани одного и тогоже
целого.:

1. Сор — это посредник между мирами людей и не людей.
2. Сор — это воплощение совокупной доли всех членов семьи.
3. Сор — это вместилище душ умерших родственников, Предков.
4. Сор — воплощение Силы Предков.

1. Действительно, Предки = посредники (см. послания на тот свет, вкладываемые в могилу к умершему):

«Двойственное положение сора между «своим» и «чужим» позволяет использовать его в качестве медиаторa взаимодействия между миром людей и не людей. При гадании, представляющем собой подобный
контакт, сор мог использоваться как одно из средств создания необходимой лиминальной (пороговой, пограничной) ситуации, как временного, так и пространственного характера.

Приведем несколько примеров. «На Крэшчэнне, пад трэтю куттю у ноч гадают. С трох кутей сабрать нада сметте, як мятеш хату. И мы пабегли на росстани, расхрэстни [перекресток. — А. К.]. На пятачок кинь смете, где дароги расходяца. Як кинеш сметте — гляди, где шум, яка тябе судьба» (Полесье); в новогоднюю коляду «выметают избу, собранную «шуму»[44] выносят за околицу на заслон.
Высыпав сор, гадающая становится на заслону и прислушивается к собачьему лаю: с какой стороны послышится таковой, в ту сторону придется выйти замуж»[45]. Расширение «пространства гадания» (выход за пределы дома, а возможно и деревни) открывает дополнительные «информационные» возможности контакта с миром «иного» и может быть описано как потенциальное увеличение доли гадающей,
возможное именно в этот период ее жизни.»

2. В связи с представлениями о соре, как о вместилище «доли», вспомним, что через понятие Доли обычно выводят этимологию слав. «бог»:

«Внутри дома (между членами семьи) сор функционирует как воплощение совокупной доли ее членов; действия с мусором в данных контекстах можно описать как модель перераспределения этой доли.»

«Связь между домашним мусором и обитателями дома находит выражение в следующих поверьях: «после отъезда кого-либо из домашних не пашут три дня полу — а выпашешь, уехавший не воротится»[34], «а в армию бяруць дак три дни не мятуць» (Полесье), «Если случится, что в доме есть больной… то изба и вовсе не метется, потому что, выметая сор, можно и хворого вымести»[35]. Выметание мусора из дома мыслится, таким образом, как удаление доли покинувшего дом человека, прерывание связи, их соединяющей. Движение сора внутри дома также могло влиять на количество доли, получаемой кем-либо из членов семьи: «Если кого-нибудь в доме притесняют, то надо незаметно для других подмести избу в обратном направлении — от порога к куту, тогда он останется жить в
доме»[36].

В представлении о том, что «пахать пол во время обеда — к убытку»[37], выражается отношение к трапезе как наиболее наглядному образу распределения доли; кроме того, в данном случае важно было
не осквернить стол и пищу соприкосновением с «нечистотой». По этой же причине «когда хлебы сидят в печке, не метут пол, чтобы не вымести спорину»[38]: приготовление хлеба, являющегося воплощением благосостояния всего дома и каждого живущего в нем, предполагало максимальную закрытость, предохраняющую от возможного ухода вовне; сакральность хлеба требовала его удаления от повседневной грязи.

Представление о соре как о носителе идеи доли лежит в основе следующего обрядового действия: в сочельник выносили мусор на перекресток и говорили: «сметаем мусор, молодцев, вдовцов, пусть придет, кто хочет; с запада, с востока, спереди, сзади, через сад — в амбар»[46]. Чем с большей территории был собран сор, тем больший выбор женихов имела гадающая; вынесение сора за пределы дома сопровождается здесь словесной формулой, основанной на идее тождественности этого акта с «заметанием» женихов в обратном направлении: перекресток — сад — амбар. Иногда последнее могло реализовываться и на операциональном уровне обряда: «незаметно от всех вметают сор с улицы в избу и заметают его в передний угол… приговаривая: Гоню я в избу свою молодцов, не воров, наезжайте ко мне женихи с чужих дворов»[47].

«Обметание» как «обделение», лишение доли вообще и брачной в частности, выражается в представлении о том, что «кто не сойдет с места, когда пашут пол, и его обметут вокруг, того будут обходить люди»[51].»

3. Наиболее простое, но и наиболее сложное для принятия, настолько расходится с нашей обыденной картиной мира:

«Похоронно-поминальная обрядность является одним из наиболее важных ритуальных контекстов использования сора; действия, производимые с сором в операциональном плане ритуала, отождествлялись с действиями, совершаемыми в отношении самого покойного.»

«Повсеместно, пока покойник еще находился в доме, метение сора было под запретом[65]. В ситуации, когда граница с миром мертвых временно открывается, пространство живых старается, насколько это возможно, «собраться», замкнуться изнутри, чтобы не подвергать живых смертельной опасности: «До выноса покойника в доме пола не метут: если выметешь сор, то всех выносишь из дома»[66].
Снимался запрет на метение только тогда, когда сначала сам покойник, а затем и его душа покидали дом: «Иногда мели на следующий день после похорон, а под лавкой покойника — не мели несколько дней (до 12), или же мели, но не выносили этот сор, и он лежал в углу хаты все эти 12 дней (т. к. душа эти 12 дней находится в хате)»[67]. Важным в это время было и направление метения: «пока покойник оставался в доме, мести следовало от порога к столу (или лавке, где стоял гроб)»[68] — т. е. как бы «приметая» к покойнику его «смертную долю».

Сор в славянской традиции вообще осмысляется как вместилище душ умерших родственников, подтверждением чему служит следующий пример: «По окончании погребения присутствующие располагаются около
могилы умершего и в честь его начинается общее угощение, делают наверху могилы ямку, кладут в нее куски хлеба, мяса, льют вино и брагу. Возвращаясь с похорон домой, родственники умершего
останавливаются у только что сваленной кучи сора из избы покойного, кидают в нее кусочки съестных припасов и гроши, после чего кланяются до земли щепам». При этом они «чувствуют такой страх к вывезенному из избы сору, что боятся дотронуться до него, и если кому случится нечаянно коснуться щепы, тот считает себя самым несчастным и ждет на свою голову всяких бед»[69]. Интересен практически полный параллелизм могилы и кучи сора — и на ту, и на другую кладут съестную жертву (ср. обычай «кормления могилы»); в некотором смысле покойный так же «присутствует» в куче сора,
как и в могиле — поэтому ей «поклоняются» как самой могиле. Важно также, что эту кучу сваливают сразу после того, как покойный покидает дом, т. е. его путь на кладбище дублируется на уровне обрядового действия с сором. Сор фактически становится ритуальным двойником своего умершего «носителя» (ср. поговорку «Живет та пора, что с сором идти со двора»[70]) — именно этим объясняется страх коснуться сора после возвращения с кладбища: это было бы равносильно повторному контакту с мертвым.

Одним из наиболее значимых периодов, когда происходило посещение умершими живых, было время на границе старого и нового года, когда происходил «синтез» всех аспектов противопоставления «свой — чужой»[72]. Во многих локальных традициях существовал обычай не выбрасывать домашний мусор и сжигать накопленное либо на сам Новый год, либо в крещенский сочельник[73]. Объясняется это представлениями о том, что именно в это время в дом приходят души умерших предков, и таким образом «вымести мусор в это время означало бы выгнать из дому пришедших «погостить»»[74].

В этой связи интересен описанный Д. К. Зелениным обряд «греть покойников», в котором усопшие родители приходят греться к обрядовому костру, где сжигается старая солома и навоз, отождествляемые автором с «сором на дворе»[75]. Сор, таким образом, снова становится медиатором живых и мертвых, средством поддержания «вертикальной» преемственности между ними.»

4. Логически вытекает из предыдущего пункта:

«При перемещении на новое место. «С переходом в новый дом или на квартиру, на прежней выметают и выбрасывают сор… а затем горсть сора переносят в новый дом и бросают его в передний угол»[39]. При том что сор осмыслялся также как вместилище душ умерших (об этом далее), данное действие можно описать как реализацию идеи тотальной преемственности и передачи определенного количества доли во времени, как среди живых, так и между живыми и умершими.»

«Вместе с тем как квинтэссенция «внутреннего, освоенного» сор мог употребляться в качестве отгонного средства против нечисти; так, например, «у западных славян, чтобы ребенок не плакал по ночам… метут мусор и кладут его под голову ребенку»[27]. Как нам кажется, в подобных контекстах прежде всего реализуется семантика сора не просто как «своего», но и как «старого», находившегося в пространстве человека какое-то определенное время. Можно заметить в этой связи, что апотропейной (отгонной, защитной) силой в культуре могли обладать как «максимально новые» вещи, так и то, что, наоборот, было маркировано по признаку «старости»[28]»

«…Взаимодействие с посторонними. Для ликвидации последствий опасных контактов «бросали угли из своей печи, домашний мусор, соломинки вслед нежеланному посетителю или встречному на улице»[40] — очевидно, выброшенный мусор создавал определенную границу, «отгораживал» от того, что могло быть опасным.»

***

Понятно, что не все так однозначно и понятие «сор» обладает еще и иными смыслами
Сор «…мог восприниматься как причина болезни: «Если переступить через мусор, висипка по телу высыпае» (Полесье), а также быть проводником недуга, например «болезни-подвенечницы», т. е. чесотки «от сора, прильнувшего к ногам… во время бракосочетания»[29]. Сор может уподобляться и самой болезни, как в следующем заговоре: «На Латыре камне сидит царь и царица. У царицы девица, она с шелковым веником. Царь вели и царица вели, а девица мети с раба божия щепоту ломоту»[30].
В то же время, в соответствии с принципом изгнания «подобного подобным», сор использовался как средство избавления от болезни: «Если младенец начинает чахнуть, для исцеления больного молятся порогу, а также сору: «сор-пересор, исцели его болезнь»»[31]»

«Использование сора в родильном обряде славян ограничено; видимо, это объясняется доминирующим представлением о соре как о «мертвом», «мертвящем», плохо совместимом с идеей рождения.»

Однако изложенное выше в виде четырех пунктов — лежит в самой основе Того, Что Такое СОР.

«В соответствии с традиционными представлениями двойственная природа сора, его способность одновременно быть принадлежностью «своего», «домашнего», «окультуренного» и атрибутом «чужого», «иноприродного» позволяла ему служить средством диалога как внутри пространства людей, так и при взаимодействии людей с миром мертвых и «нечистой силой». Характер и ритм действий, производимых с домашним сором, являлся отражением тех разнообразных отношений, в которые вступают живущие в этом доме между собой и с миром за его пределами.»

по мотивам Анна Кушкова «Семиотические заметки о соре в народных представлениях и обрядах славян»
http://www.strana-oz.ru/2007/2/semioticheskie-zametki..

Предлагаю попробовать применить по отношению к сору действия, описанные выше.
Только ДЕЙСТВИЯ дадут нам настоящее понимание славянской мифологии и славянского язычества и присутствие всего этого в нашей повседневной жизни.

#прикладная_мифология_НЯ, #домашние_обряды_НЯ #модель_мира_НЯ

«СЛАВЯНСКОЕ НОВОЯЗЫЧЕСТВО»
ВСТУПАЙ В НАШУ ГРУППУ —
МЫ ПОКАЖЕМ, ЧТО ЗНАЧИТ БЫТЬ ЯЗЫЧНИКОМ В НАШЕЙ СОВРЕМЕННОЙ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ!

#язычество #новоязычество #неоязычество #родноверие #paganism#родноверы #неоязычники #РУСЬ #АдекватныеЯзычники

Максим Сухарев

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.