Солнце как божество

Это, кстати, неоспоримый факт — при том, что существовали разного рода солярные божества, язычники почитали Солнце и молились непосредственно Солнцу. Как отмечает Б.А. Успенский, «ориентация при молитве может определяться именно положением солнца, подобно тому как положение солнца определяет и время молитвы. Так, в Поучении Владимира Мономаха (начала XII в.) говорится, что увидев восходящее солнце, надлежит прославить Бога: «… солнцю въсходящю, и узревше солнце, и прославити Бога с радостью», и это в общем соответствует поведению римлян, входивших в базилику св. Петра.

У русских в ряде мест принято молиться как на восходящее, так и на заходящее солнце — по сообщению этнографа, «при виде восходящего, а также заходящего солнышка… некоторые из крестьян благоговейно снимают шапки и истово крестятся „на солнышко»». Церковь не без основания могла усматривать здесь проявление языческих представлении и боролась с этим обычаем; между тем моление на восток не только не вызывало возражений, но было фактически санкционировано церковью. В свое время Евсевий Александрийский (ок. 500 г.) писал: «Горе тем, кто поклоняется солнцу, луне и звездам. Я знаю многих, кто поклоняются солнцу и молятся ему. Когда солнце восходит, они молятся со словами „Помилуй нас», и так поступают не только солнцепоклонники и еретики — также и христиане, отступая от веры, смешиваются с еретиками». Равным образом в древнерусском «Поучении отца духовного к детям духовным» осуждается тот, «кто… кланяется солнцу или лунѣ или звездамъ или иному чему, то есть поганой законъ». Наконец, и в уже упоминавшемся выше «Сказании о порядке освящения храмов» (1481 г.) мы встречаем протест против тех, кто отождествляет Христа с солнцем и молится солнцу, луне и звездам; здесь же осуждаются и те, кто придает особое значение движению посолонь: «И во многих проклятиих се написано: „Проклинаю иже Христа глаголющих быти солнца и молящихся солнцу, и луне, и звездам и всяко тем яко богом внимающих и светлейшая боги нарицающих и иже не к востоку точию истинному Богу молящихся, но солнечному двизанию внимающих»».

Во второй половине XVII в. диакон Федор Иванов свидетельствует о том, что многие поселяне, а также попы и диаконы, «живучи по селам своим, покланяются солнцу, где с ними не лучится образа, иконы Христовы и креста его» (Челобитная царю Алексею Михайловичу, 1666г.); итак, солнце явно соотносится как с иконой Христа, так и с крестом, т. е. символическим изображением Христа. До нас дошло дело о старообрядце Василии Желтовском (1680-е гг.), который не ходил в никонианскую (новообрядческую) церковь, говоря: «Бог наш на небеси, а на земле Бога нет», и «крестился, смотря на солнце». Естественно, что у старообрядцев, лишенных возможности ходить в церковь, соответствующие представления — идущие из глубокой древности — оказываются особенно актуальными. В каких-то случаях поведение такого рода могло поддерживаться каноническими текстами. Так, например, юродивый Иван Большой Колпак, живший при царе Федоре Ивановиче, любил подолгу смотреть на солнце, размышляя о «Праведном Солнце», т. е. о Христе как о Солнце Правды: «стояти и зрѣти ввыспрь на видимое сiе солнце непреклонно, никако же сѣмо и овамо созрѣти съ него очима своима, но прилѣжно противу самого луча зря, и тако выну творя даже до Божественныя литургiи…, мысля въ умѣ своемъ, како бы ему къ самому Праведному Солнцу взыти и лице его зрѣти». https://vk.com/wall-67741956_1528

Славянская этнография показывает нам примеры ритуалов, обращенных, в том числе, и к Солнцу:

«В Болгарии первые две горсти зерна при севе бросали «земле и солнцу» (Маркова 1978, 237), так как солнце — основной жизненный фактор и светит «за да работят хората и да зреят нивите» [чтобы работали люди и зрели нивы] (Пловдивски кр., 294), а третью — «Богородице» (Маркова 1978, 238).

Д. Маринов так описывает момент начала сева: пахарь, выйдя в поле, ждет, когда взойдет солнце. С первым лучом разламывает хлеб, принесенный с собой, на четыре части, предназначая один кусок солнцу, второй ниве, третий волам, а четвертый себе. Первый бросает навстречу солнцу, чтобы его съели птицы; второй закапывает в землю, чтобы его съели червяки, третий крошит в корм волам, а четвертый съедает сам (северо-западная Болгария — Маринов 1984, 765).» https://vk.com/wall-67741956_10773

«В большинстве обрядовых песен, в которых присутствует прямое обращение- заклинание, Солнце мыслится как одушевленное, наделенное сознанием и обладающее магической силой. «https://vk.com/wall-67741956_19494

Любопытно, что глагол roditi — связывался всего с тремя субъектами — солнцем, человеком и растениями. Связь глагола «родить» с животными, при этом, — полностью противопоказана (ср. «отелиться», «ощениться» и прочая).

В русских волшебных сказках солнце воспринимается как живое существо, нередко персонифицируется как скачущий всадник (мотив, близкий к мифу – изображение светила как едущего в колеснице или скачущего по небу), сам красный, одет в красном и на красном коне (сказка «Василиса Прекрасная»), https://vk.com/wall-67741956_19494

Если вспомнить пост Мирослава «Месяц – «скотий бог» (https://vk.com/wall-119055965_16321), то Солнце – это, в первую очередь, КОНЬ, в противоположность быку — https://vk.com/wall-67741956_481 (вообще про образ Коня в славянской картине мира https://vk.com/wall-67741956_3579).

При персонификации Солнца очень сложным является вопрос пола.

Картографирование показывает примерное равенство мотивов Солнце-мужчина (как будто бы вариант, тяготеющий к югу) и Солнце-женщина (как будто бы вариант, тяготеющий к северу):

По данным лингвистики, само слово «Солнце» (уменьшительно-ласкательное от «Сол(о)нь») изначально все-таки женского рода.

В мифологии ситуация с мужским или женским родом персонифицированного Солнца осложняется тем, что разного рода мифологические персонажи метафорически связываются с тем или иным качеством Солнца.

Например, в случае с женским родом, Солнце устойчиво связывается с красотой лица ( https://vk.com/wall-67741956_3509). Ср. устойчивое «Красное (в смысле, красивое) солнышко».

Любопытно, что с Солнцем зачастую связан периферийный женский персонаж, который называется «Солнцевой Сестрой» или «Солнцевой Матерью». Согласно СДЭС, Мать Солнца – это Море: «Море называют «матерью солнца», в морские глубины опускается светило на ночь и оттуда же восходит каждое утро (пол. Краков,).»

Характерно, что в сюжетах с «Солнцевой Матерью» Солнце приобретает мужской пол https://vk.com/wall-67741956_484

В случае с мужским родом, Солнце связывается с Властью (см. Солнце-царь Хорс https://vk.com/wall-67741956_341 и «царь-солнце, царь, сын Сварогов, Даждьбог» https://vk.com/wall-67741956_486.

Наиболее известный славянский миф о Солнце – т.н. «Небесная Свадьба» (Светила не могут заключить брак из-за того, что они – брат и сестра и с тех пор вечно разделены). Из-за этого, если мы принимаем мужскую природу Месяца, нам приходится принять женскую природу Солнца и наоборот.

Солнцу противостоит ЗМЕЯ, и это противопоставление с славянской мифологии гораздо более ярко выражено, чем противопоставление Змея и Громовержца https://vk.com/wall-67741956_2203 (см. также миф про «обретение (похищенного) солнца» https://vk.com/wall-67741956_11179).

Наиболее устойчивым мотивом, связанным с Солнцем, является мотив Пути Солнца. (см. об этом в моей прошлой статье «мифы о славянских богах» https://vk.com/wall-119055965_15222). Любопытно, что обычай начинать путь с утра пораньше также связан с солнечной мифологией https://vk.com/wall-67741956_13849.

В практическом плане рекомендую также

Важнейшие моменты времени, связанные с Солнцем внутри суточного цикла –

  • Наиболее важные ритуальные действия совершать на восходе Солнца (об этом у нас еще будет, когда мы будем писать про Зарю);

 Автор — © 2018, Максим Сухарев.

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.