Славянские мифы об Огне.

Откровенно языческих мифов об Огне сохранилось немного, но всё же кое-что мне удалось найти.

  1. Огонь — участник творения мира.

«(…) у карпатских русинов есть предание, что царь-огонь вместе с царицей-водою свет созидали; у татранских словаков есть подобное же предание, повторяемое в сказках, где рассказывается, что огонь породил и солнце, и месяц, и звёзды; есть оно и у хорутан, не совсем забывших старое поверье, что на земле всё стало жить с тех пор, как огонь загорелся в земле». [Срезневский И. И. Исследования о языческом богослужении древних славян. Стр. 23-24. Источник: http://www.rodnovery.ru/knizhnaya-polka/484-o-yazycheskom-bogosluzhenii-drevnikh-slavyan]

 

  1. Огонь появился у людей благодаря Громовержцу.

            «Первый огонь появился от Перуна. Так это было… Чёрт крутится-крутится, некуда деться, наконец сунулся под сухое дерево. Перун, чтобы убить чёрта, как треснул по тому дереву, так оно и загорелось… А потом каждый раз, как ему нужен огонь, то он начнёт тереть сухое дерево одно об другое, то оно и загорится». [Иванов В. В., Топоров В. Н. Исследования в области славянских древностей. М.: Наука, 1974. Стр. 87. Перевод с белорусского — Станислав Каменев, последнее предложение перевёл я.]

            Очевидно, в книге Иванова и Топорова текст приведён не полностью (первоисточника — работы А. К. Сержпутовского «Прымхi i забабоны беларусаў-паляшукоў» —  у меня, к сожалению, нет) и «ему» в последнем предложении относится уже не к Перуну, а к какому-то человеку.

 

  1. Огонь — брат и, по-видимому, муж Воды, отец Дыма.

            «Сестра сильней брата (М 441, вода и огонь) – огонь – родной брат стихии воды; Отец не успел родиться, а сын пошел в солдаты (М 3199, огонь и дым) – в этой паремии огонь является отцом дыма, дым своим появлением всегда предшествует огню (…) Также во многих пословицах огонь имеет антропоморфные КП. Он постоянно соревнуется с водой: Огнем вода ключом кипит, а водою и огонь заливает (Д 606). Обе стихии представлены в виде царственной семейной пары. Часто отмечается, что вода сильнее огня: «Спи, царь огонь», – говорит царица водица (Д 685); Огонь силен, вода сильнее огня, земля сильнее воды, человек сильнее земли (Д 694). Иногда огонь берет верх над водою: Огонь не вода – охватит, не выплывешь (Д 694)». [Шестеркина Н. В. Макроструктура концепта «огонь» на материале фольклорных текстов. Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/makrostruktura-kontsepta-ogon-na-materiale-folklornyh-tekstov]

            «Огонь — царь, вода — царица, земля — матушка, небо — отец, ветер — господин, дождь — кормилец, солнце — князь, луна — княгиня.

Царь огонь да царица водица». [Даль В. И. Пословицы русского народа. Источник: http://www.rodon.org/dvi/prn0.htm#a144]

            «Мотив соперничества В. и огня встречается в русских загадках (напр., «Какая сестра сильнее брата? Вода — огня»)» и в словацких приговорах, произносимых при внесении В. в дом или при окроплении водой ((…) Дай, Боже, добрый день, главнее вода, чем огонь (…)). Ср. также белорусские устойчивые выражения типа: «Вада яго ведае» и «Агонь яго ведае» (…)». [Славянские древности (этнолингвистический словарь). Том 1. Стр. 389.]

            К слову сказать, в народной традиции известны молитвенные обращения не только к Огню и Воде, но и к сыну Огня — Дыму:

«Царь мой огонь, царица искра, дым дымовой! Ты лети, дымовой, разыщи, дымовой, раба божьего (имя рек) в чистом поле под белой березой, в закоулочке, в переулочке, во веселой горенке за медовыми яствами разыщи его. Круг его бейся, вейся, скинь с него белую рубаху, зайди в белое тело, в легко, в печень, в кровь горячу, во весь стан, разыми его по косточкам, по суставчикам, вложь ему в сердце тоску тоскучую, боль болючую, плач неутешимую, любовь нерушимую. (…)» [Болонев Ф.Ф. О некоторых архаических элементах в заговорах русского населения Сибири. //Традиционные обряды и искусство русского и коренных народов Сибири. Новосибирск: Наука, 1987. Стр. 66-78.]

 

            «Суеверный обычай обогревания и окуривания родителей, существовавший некогда в г. Орле, описывает Г. Пясецкий в своих «Исторических очерках г. Орла». Обычай состоял в том, что «на Рождество, Новый год и в день Крещения хозяин дома брал горшок с огнем и куль соломы; попрощавшись с домашними, он отправлялся на огород; здесь он сперва полагал три поклона лицом к востоку, потом зажигал сноп соломы с ладаном и приговаривал: «Ты, святой ладонок и серенький дымок, несись на небо, поклонись там моим родителям, расскажи им, как все мы здесь поживаем!»». [Зеленин Д. К. Народный обычай «греть покойников». Источник: http://annales.info/rus/ethnografia/zelenin1.htm]

Автор — Мирослав Курганский.

Facebook Comments
Закладка Постоянная ссылка.