САМАЯ СУТЬ (с), ч.1 – «МОДЕЛЬ ДВУХ МИРОВ»

В разное время я неоднократно называл «самой сутью» язычества разные темы – природные циклы, деторождение, принятие пищи, и вообще, немало всего. Некоторым моим собеседникам, не поспевающим за полетом моей свободной мысли, это давало повод обвинить меня в «беспорядочных метаниях». Конечно же, это не так. Все до сих пор поднимавшиеся мною темы являются разными гранями одного и того же процесса, который я называю «Моделью Двух Миров». Я не оговорился, назвав это «процессом». Спустя несколько лет углубленного изучения данной темы, я понял, что «модель двух миров» вообще не имеет отношения к пространственной составляющей (в отличие, например, от Модели Трех Миров  –  Верхнего, Среднего и Нижнего, где от данной составляющей никуда не уйти), а описывает, в первую очередь,  процессы.

Графически, если не стремиться к «изобретению очередного велосипеда», данную модель лучше всего описывает известный знак «инь-ян». Нам просто , при взгляде на него, нужно уйти от вульгарной интерпретации данных начал как «мужского» и «женского». Конкретно на славянском материале данные две силы лучше всего описать как «Жизнь» и «Смерть» (чем-то похоже на «Эрос» и «Танатос» европейской мысли прошлого века, однако я сейчас пытаюсь описать все мироздание, а не только сферу человеческой психики). Изображение помогает нам понять сразу три вещи. Во-первых, это две равные сферы (разительное расхождение с современной картиной мира, где главенствует «жизнь», а «смерть» – понимается всего лишь как «момент умирания»). Во-вторых, они пребывают в движении (как я сказал в начале, это, в первую очередь, именно процессы).  Ну и в-третьих, каждое из этих двух начал несет в своей сердцевине зерно противоположного. Одно непрерывно перетекает в другое и все это происходит циклично.

Из-за терминологической путаницы («смерть»  как «момент умирания»), наверное, мне было бы лучше назвать два этих «мира» – «Бытием» и «Небытием» (и тогда, действительно, «смерть» – это всего лишь момент перехода от Бытия к Небытию), но моя терминология более традиционна. Кроме того, она просто более точна (и честна). Смотрите, что предполагает Модель Двух Миров: есть два мира – наш мир и мир мертвых (а также духов) – условно и не точно (о чем ниже) «Этот Свет» и «Тот Свет». Причем Тот Свет является источником всего того, что существует в этом. Например, именно с Того Света в наш мир приходят новорожденные младенцы. Или еще один пример – проходом на тот свет считалось, например, яйцо – именно потому, что из него (= с Того Света) в нашем мире появляется то, чего здесь раньше не было – новое живое существо [1]. То есть (и тут есть некая аналогия с платоновским «миром идей») Тот Свет является Источником всего, что проявляется в нашем, материальном мире. Но, в то же самое время, это именно что Область Смерти – Мир Мертвых. Оттуда не только появляется (проявляется) все сущее, – туда все и уходит, разрушаясь и умирая (вспоминается старый афоризм «детей интересует то, откуда все берется, а взрослых – то, куда все девается))). Таким образом осуществляется этот вечный круговорот энергий. Отсюда и китайский «инь-ян», в качестве иллюстрации. Ну как, тянет на «Самую Суть»? Или вы можете предложить нечто более весомое в качестве Основы Всего?

Еще можно определить два этих фундаментальных полюса мироздания как Космос и Хаос. Уже когда наполовину написал эту статью, мне на глаза попался автореферат диссертации Ю.Ю. Васильева, где он пишет ровно о том же, что и я: «Согласно древнейшим космогоническим мифам, мир живых как организованное пространство возникает из мира мертвых, не имеющего формы. Мир мертвых противостоит миру живых так же, как хаос противопоставляется организованному пространству. Хаос, в отличие от мира живых, обладает энергией, необходимой для творения мира. Мир, обретая форму, утрачивает энергию, восполнить которую можно только в остатках хаоса – мире мертвых. Мир мертвых, с одной стороны, представляет большую опасность для мира живых, с другой стороны, содержит энергию для его развития» [4]. Я как раз об этом. У Кастанеды еще, если кто знаком с его творчеством, есть понятия «тональ» и «нагваль» – вот это практически точно то же самое – первый является островком упорядоченного в океана безбрежного хаоса, а  второй является источником всякой магиии и всякого творчества. Да и вообще, понятно, что  многие писали уже об этом. Это ж не какое-то там  откровение, человечеству доселе неведомое. Наоборот, нечто невероятно простое, даже банальное. Но, – то, что лежит в самой основе. Самая Суть. Тем более это не какие-то мои оригинальные идеи. Суть славянской традиции как она есть. Вот, например, скоро Святки начнутся. Основным их мифологическим наполнением является как раз то, о чем идет речь у нас с вами – Тот свет в виде мертвых и ассоциирующихся с ними сезонных духов приходит в наш мир и, при правильно проведенном ритуале, суть которого составляет обмен, дарует живым разнообразные материальные блага. Колядники всякие там, окрутники – они же являются источником всякого блага, как раз выступая от лица мира мертвых.

Нашему пониманию Модели Двух Миров может помешать распространенное представление о мире мертвых как о чем-то упорядоченном, характерное для развитых мифологий. Хотя человеку во все времена было свойственно представлять посмертие как нечто неотличимое от повседневности. Та же, не знаю, Вальхалла, например, где с виду нет никакого «бесформенного хаоса», а вполне понятные мертвые (которые как живые, разве что только бессмертные) заняты вполне понятными земными делами – пируют, дерутся… Что тут сказать.. Ну да, в славянской мифологии есть и такой пласт. Но мы не о нем сейчас. Мы о самой фундаментальной паре, лежащей в основе всего и образующей два крайних полюса мироздания. Если кто читал «Хроники Амбера» Желязны, тот легко вспомнит тамошние Космос и Хаос, между которыми располагаются бесчисленные множества пограничных миров. В принципе, тот же Васильев пишет о таких мирах, пограничных между Жизнью и Смертью (с одной стороны, они обладают чертами Космоса – там есть подобный земному ландшафт, человеческие занятия и т.п.; с другой стороны такие миры обладают чертами первобытного Хаоса – например, там присутствуют чудеса и магия). Сам я не берусь судить о том, как устроена Вселенная «на самом деле». Повторюсь, сейчас я всего лишь построил Модель. Крайне упрощенную, не спорю, но в этом и ее сила.

Тем более, что в славянской мифологии присутствует и описание «Того Света» как сферы чистого хаоса, области небытия, противопоставленной миру проявленных форм. Я имею в виду заговорные формулы отсылки болезней в мир иной, где «солнце не светит, ветер не веет, люди не ходят, петухи не поют» и проч. Тот Свет описывается через перечисление ряда глаголов с присоединенной частицей отрицания, с помощью которых «в заговор вводится «информация» об отсутствии в этом локусе чего бы то ни было (там девка косы не плетет, парень на гармони не играет, колокола не звонят, мельницы не мелят, люди не ходят и т.д.), а самому «иному» миру или отдельным его «точкам» придаются эпитеты нетварный (мир), неезженый (дорога) и т.п.» [7]. Любопытно, что А.Б. Страхов, который специально исследовал данную тему на материале заговоров, выделил два ключевых (и что не менее важно, кажущихся противоположными) признака – сигнализатора потустороннего мира в славянской мифологии: 1. пустота, незаполненность (ср. “… на пустое место, в темное место, где солнце не огревает, где люди не ходят и не бывают, где звери не заходят”); 2. избыточность, ненормативный достаток (“там стоят столы дубовы, скатерти браны, питья медовы, явства сахарны“). Причем второе – это не просто «заполненность» – это именно что сверхзаполненность (иначе говоря ненормативная избыточность)[8]. Парадоксальным образом мир мертвых – одновременно и отсутствие чего бы то ни было и сверхизобилие. Идеальное описание мира мертвых как мира хаоса, мира потенциального, мира возможностей, каждая из которых может воплотиться в нашей реальности.

Повторюсь еще раз – я сейчас далек от описания чисто устройства мироздания. И дело вовсе не в «мирах» этих, как таковых. Это, конечно, все интересно и здорово, но на Самую Суть (да еще с пафосных больших Букв) ну не тянет. Суть – во взаимодействии этих миров. Образно выражаясь, один поток энергии непрерывно течет отсюда – туда, и одновременно с ним – встречный поток течет в обратном направлении. Это – не столько «миры», сколько некие вселенские «плюс» и «минус», правда, с двусторонним движением между ними. Вот это уже Суть, потому что это – взаимообмен между миром живых и миром мертвых – лежит в основе всего, что мы делаем.

Важно понимать, что все описанное выше – не просто какое-то там голое теоретизирование. Модель Двух Миров – это фундаментальное обобщение, из которого проистекают ответы на большинство наших частных вопросов. Типа «куда уходит лето?» или «откуда берется богатство и счастье?» – славянская мифология дает однозначные ответы на подобные вопросы.  То есть это именно что рабочая модель. И специфика ее на славянской почве, еще раз, заключается в том, что Источник Блага отождествляется с мертвыми. А суть  модели во взаимообмене между этими двумя мирами («брать»/»давать»). Причем, данное «брать/давать» – фундаментально и неизбежно, – вне зависимости от того, осознаем мы это, или нет. Блин, проще будет объяснить на примерах из жизни. Остановитесь и оглянитесь вокруг себя. Что у вас есть? Квартира, машина, семья, дети? Все это – из мира мертвых происходит. Все это вам дали мертвецы. И не важно пока, что машина ваша  – подержана, квартира – тесна, жена – кривонога, а дети – постоянно срут и косячат. Для начала хотя бы просто будьте благодарны Источнику. У вас и этого могло бы и не быть вовсе. Далее – любая (подчеркиваю, – любая) недостача в вашей жизни объясняется тем, что вы недодали нечто тому миру, Тому Свету. Есть такая русская поговорка – «мертвец хоть и не стоит у ворот, но свое возьмет». То есть, любая наша «недостача» объясняется тем, что мы чего-то миру мертвых недодали. И мертвые, не получив «своего» в рамках ритуала, в рамках культа  –  тянут к себе, на «Тот Свет» нашу жизнь, наше благо и нашу долю. Такое происходит из-за нашего стремления «брать», которое происходит из-за того, что мы утеряли глубинное понимание двух полюсов мироздания (в результате чего баланс между «брать» и «давать» у нас нарушен). Если вернуться к определению Двух Миров как «Жизни» и «Смерти», то мы, современные люди, в общем и целом грешим тем, что подавляем Смерть и вытесняем ее из своей повседневности. Не зря раньше кладбища располагались в центре поселения – на самой высокой его точке. И в этом – глубокая мудрость заключена. Это – та самая черная точка в самом сердце светлой половинки «инь-яня». Совершенно ясное сообщение типа «сердцевина (источник) всей нашей Жизни – в Смерти, в мертвецах». А в современности – мы стыдливо отодвигаем наши современные кладбища куда-то на окраины и застраиваем центры городов и самые высокие их точки – элитным жильем, с сервисами по накачке ягодиц и губ на первых этажах. И это, блин, с точки зрения Традиции, не может кончиться ничем хорошим. В старину Смерть хоть и помещали в самый центр Жизни, но Ее при этом и четкое огораживали тоже (ср. ограду кладбища, в пространстве, или строгое предписание, приглашая души предков на поминальную праздничную трапезу, спроваживать затем их обратно, во времени). А сейчас, что мы видим – отрицая Смерть как Силу, не давая Ей своего собственного места в нашей повседневности – парадоксальным образом мы приходим к тому, что Сила эта начинает «расползаться» и исподволь пропитывать собою все наше бытие. Нездоровая канитель, как ни крути. Я, во многом, и пишу все это вам сейчас, потому что хочу,  хоть чуть-чуть, но изменить существующее положение вещей. Блин, должна же быть от меня хоть какая-нибудь польза людям…  Нам следует признать существование обоих «миров» – как Жизни, так и Смерти – и признать за каждой из этих сил подобающее Ей место. Так мы восстановим баланс. Нам стоит выстроить в нашем сознании этот Образ: Тот Свет, область Смерти – как Источник всего нашего материального мира. Особенно, если хотите получить нечто. Вы чувствуете, что Жизнь вам нечто недодает? Значит это вы, в свою очередь, не «дали» нечто Смерти. Нельзя схватить  нечто рукой, в которой уже что-то зажато. Нельзя получить, не отдав. По факту, это сейчас было обоснование жертвоприношения как такового.

Впрочем, я уже вижу, что данный текст придется разбивать на две части. Во второй части я распишу эти процессы более подробно. Сейчас позвольте мне привести пару-тройку примеров, чтобы дать вам понять, что Модель Двух Миров пронизывает славянскую традицию на всех уровнях – от самых абстрактных до конкретных шагов и действий.

Наш мир не зря называется исконным славянским «Свет» (общеславянский термин, в отличие от «мира», который приобрел подобное значение относительно поздно). Позднейшее разделение единого некогда “Света” на «Тот» и «Этот» вызвано как раз этим стремлением превратить загробие в некое подобие знакомой нам жизни («лишь после XII в. придет на Русь характерное для церковных писателей и заимствованное из Византии противопоставление «сего свѣта» «тому свету» [6]). Это подразумевает, что другая половинка «инь-яня» – мир мертвых – сокрыта, или находится в области Тьмы («…как «чистое поле» противоположно «темному лесу», так и «белый свет» в эпической традиции противопоставлен подземному царству тьмы; в некоторых сказках герой оказывается в подземном царстве и ищет дорогу на белый свет» [6]). Есть одна удачная метафора – корни. Обычно они невидимы нам, но именно они питают растение. Представьте, что все существующее в материальном мире также уходит корнями в Иной мир. Все видимое нами на Этом Свете – это как верхушка айсберга, подводная часть которого сокрыта в мире мертвых. Отсюда, кстати, проистекает базовая «невидимость» духов для человеческого взора – ср. представление о том, что видеть духов (в частности домового) – ведет к смерти видевшего. Видящий духов – сам делает шаг навстречу смерти.  Невидимость мертвых и духов – это состояние «нормы». То есть иной мир невидим по определению (что, по большому счету, справедливо и для современного видения: «мир мертвых» – это же некая метафизическая реальность, зримого, физического воплощения не имеющая). Отчего, например,  в славянской традиции возникает ассоциация Того Света (как «невидимого») с темным временем суток, с ночью: «…связь между мирами является двусторонней и двузначной. Это значит, что через границу между ними может осуществляться как благоприятное, так и неблагоприятное воздействие. Это и делает ее опасной. Потусторонний мир — мир смерти, болезней, холода, мрака — это одновременно и «тонкий» мир духов, душ, непроявленного бытия. Решающее значение имеет сама ситуация перехода из «того» мира в «этот», из небытия в бытие и обратно. Если в этой ситуации оказывается некто или нечто, принадлежащее уже «этому» миру (т. е. живые существа), то граница миров для него считается опасной, так как он рискует уйти «туда», в небытие. Если же на пороге между мирами окажется нечто принадлежащее еще «тому» миру (невылупившееся яйцо, непроросшее семя, нерожденный ребенок), то ему для проявления в «этом» мире необходима эта «дверь» — сумерки. По украинским поверьям, подкладывать яйца под наседку лучше в сумерках или на рассвете, «щоб не було ни сонця, ни мисяця» (ср. запрет смотреть в это время на живых цыплят). После захода солнца советовали также сажать подсолнечник, сеять зерно, просо… С таким пониманием заката и восхода связаны методы лечения заговорами. Больной в этом случае рассматривался как умирающий, постепенно уходящий на «тот» свет, и ему необходимо было закрыть туда путь, чтобы он не ушел окончательно. А болезнь, наоборот, следовало изгнать «туда», откуда она пришла. Например, если ребенком овладевали «плаксы» (ночная бессонница), поляки три вечера подряд после захода солнца выносили малыша за дом и произносили заклятие: «Заря, заря, зарница! Отбери у нашего ребенка плачницу!» На Дону для лечения больного ребенка его как бы «погружали» в «тот» мир: приносили на кладбище после захода солнца, клали на могилу головой в ту же сторону, что лежит мертвец, брали с могилы земли, копая крест-накрест, и дома купали ребенка в воде с этой землей. Также после захода солнца происходила и процедура лечения «сухот» у ребенка (у русских на Дону). В Витебской Белоруссии, чтобы вылечиться от лихорадки, когда другие способы лечения уже не помогали, больной делил сваренное яйцо на 77 частей — по числу злых Лихорадок, завязывал их в тряпочку и с солнечным закатом бросал узелок в реку или в пруд при потухающих лучах солнца, крестился и говорил: «Нацитка вам вячеру усем!», после чего без оглядки бежал домой. Кроме того, от лихорадки помогало, по мнению белорусов, употребление после солнечного заката водки, настоянной на гусином или собачьем кале, явно предназначенной для сестер-Лихорадок, чтобы от отвращения они покинули больного. У сербов также, когда заходило солнце, больной становился, обернувшись к западу, и произносил: «Сунце за гору, а главобола у гору!» (Солнце за гору, а головная боль в горы!) — и бросал щепотку соли…»[1].

Это был просто один из примеров.  Давайте еще один пример, чтобы дать вам понять возможности практического воплощения всей этой темы. Выше я не зря сказал, что две половинки нашего «инь-яня» – это, скорее, процессы, нежели чем какие-то пространственные области, как можно было подумать из определения их как «миров».  И эти процессы обладают своими – разнонаправленными векторами. Так, жизнь = «Рост и умножение/увеличение» (пусть и, как мы с вами уже поняли, источником его является та самая черная точка внутри  белой половинки). Жизнь (исконно «жить» – это, кстати, существительное, – как «нить» [6]) подразумевает порождение, умножение, увеличение, разрастание. Таким образом, идею «Жизни» в реальности по факту воплощает не просто нечто «живое», как мы могли бы подумать, но – «имеющее максимальную потенцию к росту». Нам сейчас кажется, что наилучшим образом воплощает в себе идею Жизни – нечто уже Живое (ср. принятые в современной массовой культуре символы успеха и жизненной силы – такие как дорогие часы, престижные автомобили и прочее тому подобное). Но в Традиции «жить» – это не столько «существовать», сколько «порождать новую жизнь, разрастаться», поэтому символами Силы Жизни выступали не сколько уже полностью выросшие деревья, куры и даже люди (пусть даже богатые и успешные), столько то, что имеет потенцию к «разрастанию и преумножению»: семена, яйца или даже, из той же оперы, человеческие гениталии. Процитирую Левкиевскую из ее книги про Оберег: «Делать охраняемый объект сильным, плодородным, наделять его жизненной энергией. На предметном и акциональном уровнях роль таких «заместителей» выполняют предметы, жесты и действия, наделенные семантикой сверхплодородности, жизненной силы, такие как яйцо, зерно, хлеб, гениталии, а также предметы и состояния, символизирующие женскую и мужскую половые сферы, например, мужская и женская одежда (особенно мужские штаны и пояс, а также подол женской рубахи), нагота и ритуальное обнажение. Хотя вся сексуальная символика чрезвычайно многозначна и в народной традиции в большинстве случаев связана с продуцирующими обрядами и текстами, однако в ряде случаев она приобретает и охранительные функции…»[5]. То есть Сила Жизни воплощается в ее способности к росту и воспроизведению себя самой – в плодородии. Сила смерти, наоборот, характеризуется как нечто статичное. Основные характеристики данной силы – это бессмертие (тому, кто уже умер, смерть не угрожает), неуязвимость и неразрушимость (вспомним сказочную «мертвую воду» от которой у героя закрываются все раны), неподвижность, физическая мощь, богатство/изобилие и даже магия (=, как мы помним, творческой потенции Хаоса)[4]. К Смерти Традиция тоже обращается. Так, если уж говорить про оберег, то к Силе Смерти относится, как за счет своей прочности и неразрушимости, так и за счет иных свойств, такой материал, как железо («…железо противопоставлено живой природе: оно холодное, неподвижное, оно не растет и не развивается, оно — элемент “мертвого” мира. Поэтому железо часто выступает как атрибут нечистой силы… Железо могло осмысляться как символ неживого мира, поэтому при выносе покойника шевелят предназначенное к посеву зерно, чтобы оно не было мертвым, “як желізо” (з.укр.).»[9]. Также из перечисленных характеристик Силы Смерти должно быть понятно, например, почему следующая подблюдная песня «за рекой живут мужики богатые, гребут золото лопатою» предвещает гадающему не богатство, как бы мы могли сейчас подумать, а смерть.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Максим Сухарев

09.12.2019

ИСТОЧНИКИ:

[1] Валенцова М.  “Серый час. Магия сумеречного времени у восточных славян”;

[2] СЕДАКОВА О.А. “ПОЭТИКА ОБРЯДА. ПОГРЕБАЛЬНАЯ ОБРЯДНОСТЬ ВОСТОЧНЫХ И ЮЖНЫХ СЛАВЯН»;

[3] Петров Н., Мороз А. “Деньги в мифологических представлениях и обрядовых практиках: современная крестьянская традиция»;

[4] Васильев Ю. Ю. «Бинарная оппозиция «живое-мертвое» в русской традиционной культуре (на материале отечественного фольклора): автореф. дис. … канд. филос. наук.» https://new-disser.ru/_avtoreferats/01004696079.pdf;

[5] Левкиевская Е.Е. «Славянский оберег. Семантика и структура»;

[6] Колесов В.В. « Мир человека в слове Древней Руси»;

[7] Агапкина Т.А. «Восточнославянские лечебные заговоры в сравнительном осве¬щении: Сюжетика и образ мира»;

[8] СТРАХОВ А.Б.  “О ПРОСТРАНСТВЕННОМ АСПЕКТЕ СЛАВЯНСКОЙ КОНЦЕПЦИИ НЕБЫТИЯ”:

[9] «Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т.» / под общ. ред. Н. И. Толстого.

*****
На "серьезные" объемные статьи у нас на сайте открыта подписка.
Условия подписки: 333 р. в месяц. За эти деньги Вы можете выбрать 4 любых статьи из раздела для подписчиков.

Для оплаты доступны:

Сбербанк — 63900218 9004762500;
Яндекс деньги — 410014746801268;
PayPal.
Процедура пока самая простая.
Пишете запрос на подписку на почту (у всех же есть почта?) на miraplastilin@gmail.com,
— вносите оплату, — получаете коды доступа к выбранным Вами статьям.
*****
Напоминаем, что вы также можете подписаться на почтовую рассылку наших новых текстов на любой странице нашего сайта. Просто введите ваш e-mail в форму и нажмите кнопку "Подписаться".

Комментариев к записи “САМАЯ СУТЬ (с), ч.1 – «МОДЕЛЬ ДВУХ МИРОВ»”- 1.

Ваш Email не будет опубликован. Поля "Имя" и "Email" обязательны.