Сакральный язык

#КОЛЛЕКТИВНОЕ_МНЕНИЕ_СНЯ

Структура Сакрального Текста.

Сегодня хочу обратить ваше внимание на иной уровень «сакрального языка», отличный от того, что мы рассматривали до сих пор (изучение древних языков — https://vk.com/wall-119055965_12970).
На СТРУКТУРУ ТЕКСТА.
Это несколько новый для нас фронт работ, хотя все предпосылки к этому были (см., например, наш сборник «традиционные обращения» — https://vk.com/wall-119055965_4631 или «Структура языческой молитвы на основе «Плача Ярославны» — https://vk.com/wall-119055965_8568).
Сейчас просто добрались и до этого.

Сакральные тексты (заговоры, заклинания, молитвы и т.д.) , имеют общие элементы структуры, которые отличают их от текстов, функционирующих в обыденной речи.
Принципы сакральной маркированности текстов универсальны для всех славянских традиций [1] Ниже — семь основных паттернов структуры сакрального текста в славянской традиции:

1. РИФМА.
Имхо, самое распространенное (согласно различным исследованиям на материале русских заговоров, рифму содержат от 36 до 60 % из них [2]).
Некоторые короткие приговоры целиком построены на рифме («ср., например, приговор, произносимый перед купанием, чтобы выгнать из воды нечистую силу: «Чорток, чорток, / Не лама́й косток, / Ты з воды, а я в во́ду!» (укр.)»[1] или от ячменя: «»писяк-кукиш, чего себе купишь? купи себе топорок, и разруби себя поперёк» (Олег Владиславович , личное сообщение)).
Вообще, т.н. фольклорная рифма все же явным образом отличается от литературной (чтобы не перегружать пост, кому интересно — рекомендую дельную статью в вмсм об этом — https://vk.com/wall-67741956_18799).
Если брать конкретно заговоры, то в большинстве случаев, конечно же, рифмуются глаголы
(« В большинстве случаев рифмуются глаголы: ни щепит, ни болит, ни кров(ь) не беж(ит) (№10); ни болели, ни щепели, ни свербели (№13); пособляите и помогаите… приходите… и приносите (№13); станем и да престанем (№14); утрись… уймись… (No 15); прилетил… ухватил… уронил… (№93).» [3])

2. ПОВТОРЫ
«Принцип повтора текста определенное число раз (чаще — всего — три или девять) — универсальный прием, используемый для различных текстов — от коротких вербальных формул до заговоров. Реже практикуется повтор отдельных сегментов внутри самого текста. Так, в Словении при отгоне градовой тучи читали «Отче наш» и другие молитвы с повторением кратчайших фрагментов текста дважды: «Оčе naš, Оčе naš, kateri si v nebesih, kateri si v nebesih…» [Möderndorfer 5, s. 252].
«[1] Любопытно, что повторение – один из признаков речевого поведения нечистой силы [4]

3. ПЕРЕЧИСЛЕНИЕ
» Принцип перечисления отдельных элементов текста (носителей опасности, их зловредных качеств, способов защиты и пр.) — особенность восточнославянских заговоров — также является способом создания сакральности текста. Чтобы отвратить от себя определенную опасность, мало просто назвать ее, необходимо перечислить каждый ее элемент или каждого, кто может быть ее носителем. Ср., например, фрагмент севернорусского заговора «от пищалей и стрел»: «…завещает и заповедует тот пастух своим детям: железу, укладу, булату красному и синему, стали, меди, проволоке, свинцу, олову, серебру, золоту, каменьям, пищалям и стрелам, борцам и кулачным бойцам…» [Бурцев 2, с. 23-24].
«[1] Не всегда это перечисление объектов либо субъектов. Перечисление может быть реализовано и с помощью эпитетов – т.е. употребления в одном и том же сакральном тексте различных эпитетов , преимущественно с одним предметом (в заговорах есть очень частый прием т.н «нанизывания цветов»: «Змея скоропея, твой козюлёнок укусил меня. Возьми своё жало ярое, я знаю, какая ты есть, всяких разных шерстей: белая, рыжая, чёрная, каряя, мышатая, вороная, саврасая…». [5], но это могут быть и иные прилагательные, например, числительные — «завяжи, господи, однозубому, двоезубому и троезубому»).

4. СКВОЗНОЙ ЭПИТЕТ
» Повторяться может определенный элемент текста, который пронизывает весь текст, «нагнетая» сакральность: «…у тех же тридесяти тынов есть тридесять ворот, есть тридесять замков, есть тридесять ключей. Приду я, раб Божий (имярек) и затворю те тридесять замков и брошу те тридесять ключей во святое Хвалынское море» (холмогор. арх. [Бурцев 2, с. 22]). Ср. сербские и карпатские заговоры, где действует черный (красный, железный) человек в черной (красной, железной) шапке, с черным (красным, железным) мечом и т.д.
«[1] В заговорах также очень часто используется ЦВЕТ («С помощью этого явления, по мнению Раденковича, создаётся особый вид сакральной речи, этим достигается ритмизация текста. Чаще всего употребляются белый, чёрный, красный и синий цвета. “Есть синее море, на синем море есть синий камень, на том камне сидит синий мужичок, синяя шапка, синяя оболочка, синяя обутка, синяя опояска и синий топор…”. «[5]) или материал («Стоит ступа железная, на тои ступе железнои стои(т) стул железнои, на том стуле железном седит баба железная… И подле тои ступе железнои стоит ступа золотая, и на тои ступе золотои стоит стул золотои, на стуле золотом седит девица золотая…» (№12).») [3]

5. ТАВТОЛОГИЯ И БЛИЗКИЕ К НЕЙ СОЧЕТАНИЯ ОДНОКОРЕННЫХ СЛОВ
Разнообразное «масло масляное» («секирою сечи», «стрелою стреляти», «тело к телу, кость к кости», «лежанкой не отлежатце, сном не отоспатце, хожанкой не отходитце, беседой не отсидетце, богомолением не отмолитце, крестом не откреститце, дутьем не отдутце, питием не отпитце, ествами не отиститце…» (с. 371)). то же самое можно найти в других фольклорных текстах («пловом плыла… бродком брела», «черным-черно»). [6]).

6. АЛЛИТЕРАЦИЯ
Повторение одинаковых или однородных звуков (одразумевается бо́льшая, по сравнению со среднеязыковой, частотность этих звуков на определённом отрезке текста или на всём его протяжении), с помощью чего в тексте многократно делается акент на определенных ключевых словах, наподобие анаграммы
(«Можно думать, что настойчивое повторение согласных к, р, н в заклинательных формулах от кровотечения связано с анаграммированием слов кровь, рана, например: «…зашивает рану с края на краи, с конца на конец…» (№96); «Святыи отец Ануфреи зарезал борана, ни крови, ни раны… ни в камени раны, ни в раны крови» (№100).
В нескольких текстах символическую роль играет звуковой комплекс ст(а,о), который ассоциируется с глаголами стать, стоять и тем самым имплицирует пожелание, чтобы кровь остановилась, например: «Стоит ступа железная, на тои ступе железнои стои(ть) стул железнои…» (№12), «Станем и да престанем со страхом» (No 14),..» [3]).
Собственно, данный прием известен нам еще по аутентичным текстам древности (ср. явно аллитерационное «Се ВЕ-ТРы, СТРибожьи внуки, ВЕют с моря СТРелами»)

7. ПАРАЛЛЕЛИЗМ
Здесь, по определению Левкиевской.
У нее под этим подразумевается некая МЕТАФОРА:
» Принцип параллелизма, основанный на сравнении желаемой ситуации с моделируемой, — весьма частотный прием в апотропеических {232} текстах всех жанров. Ср., в частности, фрагмент белорусского заговора против волка: «…як топору у печи не лежати, так шерому зверу скотину ня видати…» (гом. [Романов 5, с. 45]). В Сербии (Левач и Темнич) скот охраняли тем, что клали на землю горящий уголь, покрывали его противнем, «гребли» по нему ткацким гребнем и говорили: «Како цврчи овај угљен, тако да цврчи у мукама она, која би ноћас стоци учинила; а како ја сада овај сач гребем, тако тамо њу у паклу ђаволи гребали» [Как трещит этот уголь, так пусть трещит в муках та, которая сегодня ночью испортила бы нашу скотину, а как я сейчас этот противень гребу, так бы там ее в пекле дьяволы пекли] [Мијатовић 1907, с. 104].
«[1] Однако данный пункт во многом относится уже к вопросу взаимоотношения и сочетания слова и действия в ритуале.
_________

[1] Левкиевская Е. Е. Славянский оберег. Семантика и структура.
[2] Петрова А.А. Фольклорная рифма как прием:синтактика, семантика, прагматика
[3] Топорков А.Л. Севернорусская заговорная традиция XVII–XVIII веков.
[4] Л. Н Виноградова. Звуковой портрет нечистой силы https://vk.com/wall-67741956_9251
[5] Малышева Л. А. Символика цвета в русских заговорах и заклинаниях
[6] Чернецов А. В. «Часть с частью, кость с костью» (рецензия на книгу «Русские заговоры из рукописных источников XVII – первой половины XIX в.» (составление, подготовка текстов, статьи и комментарии а. Л. топоркова). М., 2010)

#прикладная_мифология_НЯ #слова_НЯ

P.S.: Вопрос РИТМА здесь намеренно не затрагиваю. Но это не значит, что я его не исследую. Исследую и очень плотно. Он — такой, ключевой.

P.P.S.: есть, кстати, еще один уровень «сакрального языка». Это — произношение (протяжно, шепотом, на одном дыхании и т.д., но об этом также надо писать отдельно).

#язычество #новоязычество #неоязычество #АдекватныеЯзычники

Максим Сухарев

Facebook Comments
Закладка Постоянная ссылка.