Родноверие и ритуальные драмы

Об одном из возможных направлений работы по созданию нового облика славянского язычества:

Задумался недавно над следующим вопросом. В обрядности современного Родноверия редко используются ритуальные драмы. И совершенно зря, я считаю.

Вкратце поясню свою мысль на хорошо известном примере. С подачи (если не ошибаюсь) московской общины «Родолюбие», одним из обрядов праздника Ярилы Вешнего является выезд Ярилы к людям. Но, как в «Родолюбии», так и в остальных общинах, насколько мне известно, это представление имеет форму скоморошины. Хотя оно и инсценирует миф, но воспринимается (по крайней мере, большинством участников / зрителей) как забавная сценка, не более того.

А вот как выглядел предположительный прототип этой скоморошины:

«В некоторых местностях России выбирают на Юрьев день красивого парня, одевают его в зелень и кладут ему на голову большой круглый пирог, убранный цветами; с зажженным факелом в руке он несет этот пирог в поле, а следующая за ним толпа девиц поет в честь Юрия обрядовые песни. Так обходят они трижды вокруг засеянных нив; после того разводят наподобие круга костер, оставляя в средине его пустое место, куда кладут принесенный пирог. Все усаживаются возле огня, пируют и делят между собою пирог — так, чтобы каждому досталось по куску».
(А.Н. Афанасьев. Поэтические воззрения славян на Природу).

Как видно из описания — ничего смешного.

Это я, если что, не к тому, что скоморошины недопустимы и не имеют корней в народной Традиции. Я к тому, что есть и другой тип воспроизведения мифа в форме театрального представления, который, к сожалению, почти не используется в Родноверии.

В завершение — небольшой пример того, каким могло бы быть восприятие ритуальной драмы:

«»[В Волегоще] жрец, который там служил идолу, войдя ночной порой в соседний лес, стал в жреческом облачении на высоком месте, у дороги, среди густых кустов. И, подняв руку, так обратился к некоему крестьянину, который шел из села на базар: «Эй, добрый человек!» Тот, обернувшись в ту сторону, откуда услышал голос, в кустах человека в белоснежном одеянии, при невероятном свете, увидел и испугался. А он: «Стой и слушай, что я скажу. Я — твой бог. Я покрываю всходами поля и листьями леса. Плоды полей и деревьев, приплод скота и все, что служит нуждам людей, в моей власти. Это я даю моим почитателям и тем, кто презирает отвергающих меня. Скажи же тем, кто в городе Волегоще, чтобы не принимали бога чужого, который их защитить не сможет; велю также, чтобы посланцев чужой веры, приход которых к ним предсказываю, в живых не оставили».
(Герборд. Житие епископа Оттона (XII в.))

Я полагаю, что восприятие (в ходе соответствующего обряда) человека, изображающего Ярилу, как воплощения Божества, а не как артиста-любителя, желающего повеселить зрителей, помогло бы лучше прочувствовать Миф и в большей степени поспособствовать соприкосновению с Сакральным. Но для этого театрализованные представления такого рода нужно ставить совсем иначе…»

Источник: https://uralianheathen.wordpress.com/2015/08/24/родно..

Facebook Comments
Закладка Постоянная ссылка.