Переводы на древнерусский сакральных текстов

Теоретическое обоснование данного подхода изложено здесь — «Научный подход к реконструкции «священного языка» языческого богослужения.»
https://vk.com/wall-119055965_3280
Для перевода выбраны семь текстов из нашего сборника «Традиционные обращения к Богам, Предкам и Духам в славянском новоязычестве» — https://vk.com/wall-119055965_4631.
Сначала предлагается оригинал, потом — перевод.

оригинал:

∴ Свет ты, Бог Перун, туго ты тянешь, метко стреляешь, врага и супостата убиваешь и огнём опаляешь!

∴ Матушка-кормилица, сырая Земля родимая! Укрой меня от призора лютого, от всякого лиха нечаянного. Защити меня от глаза недоброго, от языка злобного, от навета бесовского.

∴ Месяц молодой, у тебя рог золотой. Ты живёшь высоко, видишь далеко.

∴ Матушка Заря вечерняя, матушка Заря утренняя, матушка Заря полуночная, как вы потухаете, поблекаете, дневные и ночные, так бы и болезни и скорби в (называется имя) потухли и поблёкли дневные, ночные и полуночные.

∴ Вода-Водица, красна девица, шла на перекате, шла издалека, умывала пни и коренья, подводные каменья. Так же с (называется имя) умой все призоры и узоры, ветряные переломы, чтобы не были ни в костях, ни в мозгах, ни в ясных очах, ни в ретивом сердце, ни в чёрной печени.

∴ Велес Бог! Ты и в поле, ты и в доме, во пути и во дороге, на небесах и на земле; заступи и сохрани от всякого зла.

∴ Царь водяной, царь земляной, царь небесный,
Прости мою душеньку грешную!
Светел месяц и красное солнышко,
и все частые звездочки, беленькие камушки,
и дальние, и ближние, и семейные,
простите мою душеньку грешную!
_____________
ПЕРЕВОД (с пояснениями некоторых трудных или непривычных современному уху мест)

∵ Свѣтъ ты ѥси, Божє Пєрѹнє!
Тѫго ѥси налѧцаѥши,
Мѣтъко (мѣтъцѣ) стрѣлıаѥши,
Ворогъ побиваѥши,
Огньмь опалıаѥши!

Примечание: в строке «Тѫго ѥси налѧцаѥши» глагол «налѧцаѥши» – 2-е лицо единственного числа от «налѧцати», буквально ‘натягивать’ (ср., напр., «…съıновє єфамови налѧцаѭштєи и стрѣлıаѭштє лѫкъı…» Пс. 77, 9 Синайская псалтырь), глагол, корнем своим «-лѧц-» (из *-лѧк- < *lęk- < *lenk-) с древним чередованием носовых гласных ѧ [еⁿ]//ѫ [оⁿ]) этимологически родственный корню существительного «лѫк-ъ» (‘оружие’, не путать с «лѹкъ» ‘овощное растение’), ср. лит. l[añ]kas ‘дуга, обруч’ и l[eñ]kti ‘сгибать’.

В скобках после наречия «мѣтъко» стоит его возможный вариант «мѣтъцѣ», так как в древности у наречий на конечное «-о» зачастую были параллельные варианты на «-ѣ», напр.: «кротък-о» и «кротъц-ѣ», «горьк-о» и «горьц-ѣ», «тѧжьк-о» (‘тяжело’) и «тѧжьц-ѣ», и т. д. Такие варианты объясняются системой образования наречий в древности: в ряде случаев адвербиализации («онаречиванию») подвергались формы либо именительного//винительного падежа ед. числа кратких прилагательных среднего рода, тогда получались наречные формы на «-о» (ср. «тѧжьк[о] брѣмѧ»), или местного (предложного) падежа тех же форм прилагательных, имевших флексию «-ѣ» (напр., «въ тѧжьц[ѣ] брѣмєнє»).

В строке «Ворогъ побиваѥши» непривычная нам форма винительного падежа «ворогъ» вместо «врага//ворога» объясняется неразвившейся еще в древности категорией лица (в дальнейшем «одушевленности//неодушевленности») у существительных, выражаемой сейчас исторической формой родительного падежа (врага), тогда как исконно винительный падеж (падеж прямого дополнения) единственного числа у большинства существительных мужского рода совпадал с именительным, напр., «…Пакъı ли бѹдєть чьто татьбьно кѹпилъ въ търгѹ: или конь, или пъртъ, или скотинѹ…» (Русская правда, глава «Ѡ татьбѣ», т. е. ‘О воровстве’), где «…кѹпилъ…конь…» вместо «конıа» отражает это явление; или «…присъла вєликъıи к(ъ)н҃(ѧ)зь Мьстиславъ Романовиць исъ Къıѥва с҃(ъı)нъ свои Вьсѣволодъ…» (вместо привычного «…сына своего Всеволода…»), I Новгородская летопись.

Однако уже в дописьменную эпоху для обозначения лиц (людей), сначала в собственных именах, а потом в нарицательных, восточные славяне начинают употреблять родительный падеж ед. ч. в функции винительного у существительных мужского рода.
Например: «…погрєбоша ѡльга (Олега)…» (Пов. вр. лет); «…поищємъ собѣ к(ъ)нѧза…» (там же); «…ажє холопъ оударить свободьна моужа…» (Русск. Пр.). Но распространялось это явление сперва лишь на обозначения социально полноправных лиц (кънѧзь, отьць, мѫжь, богъ и т. д.) исключительно в единственном числе, и не на неодушевленные предметы, и не на названия животных, не являясь, как теперь, доминирующим.
__________________________________________________

∵ Мати-кърмилицє, Зємлє съıра родьнаıа! Ѹкръıи мѧ отъ призора лютаѥго, отъ вьсıакаѥго лиха нєчаıана. Защити мѧ отъ очєсє нєдобраѥго, отъ ѩзъıка зъла, отъ навѣта бѣсовьскаѥго.
__________________________________________________

∵ Мѣсѧчє молодъıи, имаши рогъ золотъıи. Живєши ѥси въıсоко, видиши ѥси далєко
__________________________________________________

∵ Мати Зарє вєчєрьнıаıа, Мати Зарє ѹтрьнıаıа, Мати Зарє полѹночьнаıа, ıако жє въı ѥстє потѹхаѥтє, поблѣкаѥтє, дьньнъıѩ и ночьнъıѩ, тако и болѣзни, и скърби въ (имѧ рєкъ) потѹхлъı бъıшѧ и поблѣклъı дьньнъıѩ, ночьнъıѩ и полѹночьнъıѩ.

Примечание: во фрагменте «…тако и болѣзни, и скърби въ (имѧ рєкъ) потѹхлъı бъıшѧ…» в сослагательном//условном наклонении «…потѹхлъı бъıшѧ…» (вместо современного «…потухли бы…») используется согласованная с подлежащим (болѣзни, скърби) в числе (множественном) форма аориста 3 лица множественного числа глагола «бъıти» – «бъıшѧ» (букв. ‘/они/ были’), тогда как современная частица «бы» в формах условного//желательного наклонения (т. н. оптатива) является по происхождению утратившей согласование с подлежащим формой 3 лица единственного числа аориста «бъı» (букв. ‘он/она/оно был/а/о’) от «бъıти». К слову, в противоположность современным восточнославянским языкам, например, в польском и чешском языках согласование в лице и числе вспомогательного глагола «бъıти» при образовании форм условного наклонения сохраняется до сих пор (ср. чеш. ‘přišel bych – я пришел бы; přišli bychom – мы пришли бы; přišel bys – ты пришел бы; přišli byste – вы пришли бы; přišel by – он пришел бы; přišli by – они пришли бы; правда, тоже не абсолютно без изменений в спряжении вспомогательного глагола «бъıти»).

Также требует объяснения и «странное» на современный взгляд окончание [-ъı] причастий «…потѹхл[ъı] бъıшѧ…» и «поблѣкл[ъı]» вместо ожидающихся современных [-и] («потухл[и]», «поблекл[и]»). Дело в том, что т. н. «эл-овые» (т. е. с суффиксом [-л-]) несклоняемые действительные причастия прошедшего времени в древности всегда согласовались с подлежащим не только в числе, но и в роде, оформляясь при существительных мужского, женского и среднего грамматических родов соответствующими роду подлежащего окончаниями, напр., «мѫж[и] пришьл[и] сѫть» (‘мужчины пришли’), «жєн[ъı] пришьл[ъı] сѫть» (‘женщины пришли’) и в среднем роде «нєбєс[а] сиıал[а] сѫть» (‘небеса сияли’). Со временем произошло обобщение флексии [-и] мужского рода причастий на «л» уже без согласования с грамматическим родом подлежащего (говорим теперь одинаково – «мужчины пришл[и]», «женщины пришл[и]» и «небеса сиял[и])
__________________________________________________

∵ Водо-Водицє, красьнаıа Дѣвицє, шьла ѥси на порозѣ, шьла ѥси издалєчє, ѹмъıвала ѥси пьни, корѥниѥ, дъньноѥ камєниѥ. Тако жє ѹмъıи съ (имѧ рєкъ) вьсѩ призоръı и ѹзоръı, вѣтрьнъı пєрєломъı, да ни въ костьхъ, ни въ моззѣхъ, ни въ ıаснѹ очию нє бѫдѫть, ни въ рєтивѣ сьрдьци, ни въ чьрнѣ пєчєни.
__________________________________________________

∵ Вєлєсє Божє! Тъı ѥи въ поли, тъı ѥси въ домѹ, въ пѫти и въ дорозѣ, на нєбєсьхъ ѥси и на зємли; застѫпи и съхорони отъ вьсıакаѥго зъла.
__________________________________________________

∵ Кънѧжє водьнъıи, Кънѧжє зємьнъıи, Кънѧжє нєбєсьнъıи,
прости дѹшицѭ моѭ грѣшьнѫѭ!
Свѣтьлъ Мѣсѧчє и Красьно Сълньцє,
и вьсѧ Чѧстъıѩ Звѣздицѧ, бѣли камєньци,
и дальнии, и ближьнии, и родьнии,
проститє дѹшицѫ моѭ грѣшьнѫѭ!

Примечание: в форме «дѹшицѫ» («…прости дѹшицѫ моѭ грѣшьнѫѭ…») следует видеть не название растения «душица», а деминутив от «дѹша». Где суффикс [-иц-] (алломорф уменьшительного суффикса [-ик-], «дом»//«дом[ик]) есть древняя форма деминутивного суффикса, в отличие от более поздних уменьшительно-ласкательных [-оньк-], [-еньк-], [-ушк-] и т. д. Ср. сохранение этого исконного значения суффикса [-иц-] в некоторых современных формах типа «книга», но – «книж[иц]а» ‘маленькая книга, книжка». То же относится и к форме «…Звѣзд[иц]ѧ…» (именительный/звательный падеж множ. числа деминутива от «звѣзда»); видим его также и в «камєньци» («…бѣли камєн[ьц]и…»), где используется этот же деминутивный суффикс, но с редуцированным тематическим гласным [ь] ([ьц]//[иц]//[ик] – исторические алломорфы одной морфемы), оформляющий уменьшительное от «камъı//камєнь» (ср. напр. «…лицємѣрє, чьто ѥси видиши сѫчьць въ очєсє брата своѥго…», где «сѫч[ьц]ь» ‘сучок, щепка’, уменьшительное от «сѫкъ» ‘сук’).

#слова_НЯ

Если вам нравится то, что мы делаем, вы можете поддержать наши исследования рублем.
Столько, сколько не жалко на благое дело.
Денежная поддержка поможет нам уделять больше времени исследованиям и выпускать более качественные материалы.
Поддержите наши исследования — money.yandex.ru/to/410014746801268
либо прямым переводом на карту сбербанка 639002189004762500, Мария Борисовна С. 🙏
все ваши переводы будем фиксировать здесь — https://vk.com/topic-119055965_34676537

#язычество #новоязычество #неоязычество #родноверие #paganism#родноверы #неоязычники #родноверы #РУСЬ #АдекватныеЯзычники

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.