Огонь и Вода

В продолжение недавних статей про Огонь и Воду как божества.

В славянской ( впрочем, как и в мировой) мифологии Огонь и Вода представляют собой (наряду с Небом и Землей) устойчивую пару (противоположностей)— своеобразный архетип мужского и женского начал. Смысл в том, что, помимо ситуаций, когда мы обращаемся либо к одному Огню, либо к одной Воде (а в статьях они описаны), языческий культ состоит все же в том, чтобы почитать и Его и Ее вместе, — и одновременно.

В этом — суть политеизма, как я его понимаю. Однако многие язычники идут по иному пути — из всего сонма божеств своей традиции они выбирают одно, полюбившееся им божество (- «покровителя») — Дажьбога, Локи или Диану — и строят свой культ исключительно вокруг него. Вместо этого я все же предлагаю вам чтить многих, иначе уже, по моему, получается вовсе не язычество. Но это я так, отвлекся.

Итак, попробуем посмотреть и на Воду, и на Огонь в их сочетании (это, помимо всего прочего, позволит нам глубже понять сущность и того, и другого).

О. и В. не зря составляют устойчивую пару (ср. рус. «огонь и вода – царь и царица»), потому что и у Него и у Нее есть основополагающие общие функции. Во первых, это «очищение» (вспомним, например, те же прыжки через костер или прогон скота между костров во время эпидемий; приводить примеры про В. в связи с этой функцией (типа «с гуся вода, с тебя худоба»), наверное, вообще излишне, напомню только про практику опускания в воду, которую дают больному, раскаленных углей, соединяя, таким образом, силу обеих стихий). Во вторых, это использование и О. и В. в качестве «канала связи» для жертвоприношений (см. наше) и вообще, для связи с иным миром (это, кстати, проявляется и в погребальном обряде, см. трупосожжение у дохристианских славян, или дошедший до этнографов обычай делать гроб- «колоду» в форме лодки). Не зря в слав. загадках и паремиях О. и В. выступают как брат и сестра. Однако, одновременно О. и В. выступают как муж и жена (это не должно нас удивлять, так как в славянской мифологии инцест брата и сестры, абсолютно невозможный в повседневной жизни (ср. «формулу невозможного», которая способна остановить ходячего мертвеца «Где это видано, где это слыхано, чтоб брат на сестре женился?» https://vk.com/wall-67741956_12907) для времен первотворения, наоборот, олицетворяет собою высшую производительную силу — «первую пару», от которой произошло все остальное). В связи с этим О. и В. выступают как противоборствующие стороны, причем В. считается «сильнее» О. (см. загадку «Сестра сильней брата (М 441, вода и огонь)).

Т.е. О. и В. , если глубоко копнуть, не равны. О. происходит от В. https://vk.com/wall-67741956_19636. ( «Вода одновременно является началом, продолжением и концом всего. Все, что возникло из прастихии, вернется в прастихию; метафора, сопрягающая текущую и необратимую вспять воду с невозвратимым потоком времени, является одной из самых древних (много с тех пор воды утекло; в одну и ту же реку нельзя войти дважды и др.).» https://vk.com/wall-67741956_19699).

Огонь «постоянно соревнуется с водой: Огнем вода ключом кипит, а водою и огонь заливает (Д 606). Обе стихии представлены в виде царственной семейной пары. Часто отмечается, что вода сильнее огня: «Спи, царь огонь», — говорит царица водица (Д 685); Огонь силен, вода сильнее огня, земля сильнее воды, человек сильнее земли (Д 694). Иногда огонь берет верх над водою: Огонь не вода — охватит, не выплывешь (Д 694). Антропоморфно огонь и вода — «правители» («Спи, царь огонь», — говорит царица водица (Д 685))…» https://vk.com/wall-67741956_19705

В общем, думаю, что идея О. и В. как божественной пары вам уже понятна. Перейдем теперь к некоторым частным случаям сочетания О. и В., которые, однако, если рассматривать их в комплексе, могут помочь нам воспринять весьма глубокую и целостную картину славянской мифологии.

На вещественном уровне это, конечно же, баня, о чем (о бане как о «средоточии культа О. + В.») можно прочитать в основополагающем труде «Жилище в обрядах и представлениях восточных славян» (см. на «книгоскладе родновера» https://vk.com/wall-87892829_16256).

Однако самое первое, что приходит на ум, когда мы говорим о сочетании О. и В. в славянской мифологии, — это, конечно, такой оксюморон как огненная река. Общеизвестно, что данный образ связан с рекой, отделяющей мир живых от мира мертвых (https://vk.com/wall-67741956_8341). В то же самое время И.М. Денисова видит в данном образе «кровь земли» (в принципе, древние люди могли воспринять это и непосредственно в природе, во время столкновения с извержениями вулканов): «»Кровавое море, озеро, как и огненное или кипящее, во многих мифологиях также являются атрибутами нижнего мира187. «Вода в море — то кровь моя», — говорит брату в варианте легенды «Иван да Марья» погибающая девушка, тело которой превращается в элементы мироздания188. … Огненная же мифическая река, как вся кровеносная система организма, охватывает целиком Вселенную — «от востока и до запада, и от запада и до севера, и от севера и до лета; и со всех четырех сторон от земли и до небеси; от небеси и до земли»; или: «…проведи реку огненную с востока до запада, до самой бездны, с земли до неба…»194 (Однако она порой описывалась и как только подземная: в отреченном слове «О всей твари» посреди мифической заокеанской земли — глубокая пропасть, где течет огненная река, разделяющая муки и рай195.) По памятникам древнерусской литературы, великая река Окион, обходящая Вселенную, могла представляться и не огненной196, однако в основе это, видимо, одна и та же река.» https://vk.com/wall-67741956_5006 .

Из процитированного выше уже можно понять, что О.+ В. — это еще и человеческая кровь (!). «Кровь является одним из воплощений огня в русских заговорах» https://vk.com/wall-67741956_19635, ну а о метафоре кровь = вода (см. здесь https://vk.com/wall-67741956_3593), по моему, нечего и говорить — «В русских заговорах на остановку крови с последней непосредственно сопоставляются земные, и даже небесные воды: «…Замыкали они воды и реки, и синия моря, ключи и родники… Как из неба синего дождь не канет, так бы у р. б. кровь не канула»; «…Как утихнулись… реки и ручьи и малые источники, так бы утихнулась у раба Божия кровь горячая…»193 https://vk.com/wall-67741956_5006 (для тех, кто хочет сильно углубиться, вот, например, таблицы Топорова https://vk.com/wall-67741956_13304 по мотиву «Первочеловека» (русский «стих о голубиной книге»)).

В статьях про Огонь и Воду я говорил о том, что с Огнем, как правило, ассоциируются птицы, а с Водой — змеи. Это, конечно же, весьма грубое обобщение (змея и сама связана с огнем, например через «золу» или «жалить», ну или, с другой стороны, все эти водоплавающие птицы), но все же в общем и целом оно верно. Так вот, эти воплощения О. и В. — птица и змея — объединяются в таком образе как (летающий) Огненный змей /Дракон (ср. «Змей Горыныч»). В славянской этнографии, это, как правило, любовный демон-инкуб (https://vk.com/wall-67741956_12411), но лично у меня нет сомнений в том, что образ дракона/змея значительно глубже. Например, смотри связь дракона/змея с грозой и Громовержцем (например, южнославянские «Халы» https://vk.com/wall-67741956_17572). К слову, из каких-то таких соображений, я и не считаю зафиксированную в источниках форму «змияка Перун» позднейшим книжным искажением — ибо дождь=змей, все сходится https://vk.com/wall-67741956_10804). И вообще, гроза — это «классическое» сочетание О. + В.

Кстати, с Огнем связаны и такие, казалось бы, чисто «водяные» объекты как родники/«ключи». Еще Афанасьев (!) , на мой взгляд, крайне убедительно связал легенды о происхождении родников/ключей с Образом Громовержца ( «Персонаж- заместитель Громовержца ударяет/конь Персонажа бьет копытом в камень, откуда появляется ключ»). Чтобы проиллюстрировать, не углубляясь в тома Александра Николаевича, возьму хотя бы СДЭС: «Образование ключевых и лечебных источников приписывается ударам ко­пыт коня Ильи Муромца (или св. Ильи, св. Юрия), что находит отражение в были­нах («Куда падают копыта лошадиные, тут становятся колодцы ключевой воды» — Аф.ПВ 3:792), обрядовых песнях («Разгу­лялся Юрьев конь, разбил камень копы­том… — Весн.п.:175)». Не зря в Традиции с обладающим сакральной силой родником/ключом устойчиво ассоциируется определение «кипящий» — родник бурлит подобно воде, кипящей под воздействием огня — «Огнем вода ключом кипит» (кстати, к теме крови (см. выше) — «У него бы тело тлело,… а кровь ключом кипела… (заговор на любовь)» https://vk.com/wall-67741956_19635).

Далее, позвольте мне не тратить время на поиск примеров того, что с водой непосредственно связаны растения, — это, по моему, очевидно и в доказательствах не нуждается (см., кстати, про растения из крови — https://vk.com/wall-67741956_14348). В то же самое время в славянской традиции цветение растений связано с огнем. В первую очередь, с огнем, конечно, ассоциируются красные цветы (https://vk.com/wall-67741956_8773), но эта связь существует на глубинном уровне (см. про «огненные травы» (и цветок папоротника) https://vk.com/wall-67741956_8104). Не будем, кстати, забывать, что на языке Традиции женская менструальная кровь, которая в народной концепции зачатия считалась основным элементом зарождения человека (https://vk.com/wall-67741956_3593), прямо связывалась с «цветением»(https://vk.com/wall-67741956_15086).

Конкретно про Цветок Папоротника — «Ср. литовский заговор от крови: Ugniavistas kraujas, paparcio ziedas. Aprimo upe. Tegul sitas kraujas nustos teket [LT 1968, p. 898] ‘Огненная (букв, размножающаяся огнем) кровь, цветок папоротника. Успокоилась река. Пусть эта кровь перестанет течь’. В последнем заговоре соседствуют огонь, кровь и цветок папоротника, который является еще одним земным воплощением небесного огня. Круг связей папоротника — воплощение птицы, принесшей огонь, внешнее сходство растения с оперением птицы, цветок, распускающийся только во время праздника летнего солнцестояния с треском, как раскаты грома, связь с богатствами (кто найдет цветок папоротника, сможет отыскивать клады) и с животными (будет понимать язык зверей) — образует и комплекс связей огня. Языковую параллель к связи папоротника и птицы можно видеть в этимологическом родстве рус. папоротник и перо, лит. sparnas ‘крыло’, рус. парить [Фасмер 1995, III, с. 202]. Интересно, что рус. парить, пар связано с лит. pereti ‘высиживать птенцов’ [Фасмер 1995, III, с. 207].» https://vk.com/wall-67741956_19635

Ну, понятно, что О. + В. — это и летний солнцеворот («Купалье»):

«Известно, что в славянских купальских обрядах выступает имеющий двойную окраску цветок иван-да-марья, в который, по легенде, были превращены брат и сестра, совершившие инцест. Вяч. Вс. Иванов и В. Н. Топоров в исследовании, посвященном реконструкции образов купальской обрядности[10], указывают, что пару Иван-да-Марья можно возвести к более древней паре типа Купала-да-Марья и восстановить на этой основе мотив брачного поединка огня и воды, при этом в «Марье русских и других славянских купальских песен отражен прототип, связанный со смертью (и водой-морем) и выраженный соответствующей формой (* mer-, * mor-), а в Иване – прототип близнеца, связанного с жизнью и огнем»

Иван и Марья не только являются главными героями основного ритуала годового цикла славян[16], но и выступают в ряде трансформаций, относящихся к различным предметным сферам, что подчеркивает архетипическую важность этих персонажей в мифологической картине мира.» https://vk.com/wall-67741956_211

Поскольку мы с вами начали с материального — бани, то позвольте мне сегодня, в связи с минувшим Праздником, материальным воплощением сочетания О. и В. и закончить — «На Купалу брали дошку, клали на дошку огонь и пускали на гозеро» (ПА, Одрижин Ивановского р-на Брестской обл.); «На Петровский Иван надирали берэсту, ложыли у корыто, зажыгали, тай пускали по воде» (ПА, В. Жары Брагинского р-на Гомельской обл.). Иногда в воду просто бросали зажженные предметы: горящее деревце, жердь, соломенное чучело ведьмы и др., ср.: «Паляць купайло. Зрывали таку ёлку, тую ёлку аплитали вянками, патом привьязували к ёй свечки, садзилиса у лодку и пели купалиные песни. А патом на воду кидали, да и усе» (ПА, Жаховичи Мозырского р-на Гомельской обл.).» https://vk.com/wall-67741956_19321

 Автор — © 2018, Максим Сухарев.

Специально для «Славянского новоязычества».

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.