Общая схема построения календарного обряда (на примере Масленицы)

Так как на носу — Масленица, тема довольно таки актуальная.
Сначала, о наболевшем, — небольшой F.A.Q. на тему «все же Масленица — это христианский праздник или языческий ?» —

в.: НАЗВАНИЕ праздника — христианское или языческое?
о.: Христианское. «Масленица», «Мясопуст» и проч. — явно связано с последующим великим постом;

в.: СОДЕРЖАНИЕ праздника, обрядность — христианское или языческое?
о.: Языческое. А вы что думали — все эти проводы зимы, ряжение, блины, кулачные бои, сжигание чучела и проч. — это нечто евангельское? 😄(Церковью все эти масленичные обычаи, как правило, осуждались. «Патриарх Адриан хотел уничтожить этот «бесовский праздник», но не успел, однако сократил его время на 8 дней» Дубровский Н. Масляница. — М. 1870.);

в.: ВРЕМЯ ПРАЗДНОВАНИЯ праздника — христианское или языческое?
о.: И да, и нет. 😊 Точная ДАТА праздника — христианская, ибо рассчитывается по Пасхе. Однако, так как сама Пасха рассчитывается от весеннего равноденствия, то ПЕРИОД ВРЕМЕНИ празднования таки совпадает (с точностью до нескольких недель) с тем, что было в язычестве — конец зимы/начало весны.

И хватит об этом.
Теперь, собственно, перейдем к самой схеме. По Байбурину, она такова:

1. Изготовление ритуального символа.
«использовались главным образом искусственно создаваемые символы антропоморфного характера…Наряжание и водружение чучела на шест, крышу или иное высокое место носит название встречи Масленицы, которая в песне, приуроченной к этому моменту, называется гостьей…
Ритуальные символы, подобные масленичным чучелам, создавались и во время других праздников. Например, в Енисейской губ. на Семик “наряжали „гостейку» (березку), приносимую из рощи, в „самолучшо» девичье платье, приплетали к ней из кудели косу, украшали „корольками» (бусами)…” (Макаренко, 1913).
…Ритуальный символ необязательно должен был иметь антропоморфный вид. По имеющимся сведениям, у белорусов на Купалу могла использоваться коровья или лошадиная голова, которую заблаговременно отыскивали, убирали цветами и венками (Шейн, 1887, с. 222). Наконец, в качестве символа праздника, например масленицы, могли использоваться вполне утилитарные предметы: жердь с берестяным кузовом или тележным колесом, бочка из-под дегтя, пучки соломы на шесте и некоторые другие вещи, приобретавшие ритуальный смысл.

Следует отметить, что само изготовление ритуального символа далеко не везде и не всегда получало обрядовое оформление, хотя о нем могут свидетельствовать, например, ограничения на состав участников. То обстоятельство, что чучела изготовляются в основном женщинами (ср. подчеркнутую роль “молодаек” в изготовлении чучела Масленицы), может служить косвенным указанием на параллель между изготовлением и рождением — в явном виде эта идея выражена только в украинском обряде рождения колодки. Основной операцией этого сюжетного хода является о д е в а н и е. Чучело наряжают, и этот термин (как и само действие) является своеобразной цитатой из обрядов жизненного цикла, где они (и термин, и действие) являются ключевыми. Важным является собирание материала для изготовления общего символа из разных домов селения. В этом отношении изготовление праздничного символа обнаруживает подобие, например, изготовлению ритуального хлеба в свадебном обряде. И все же изготовление (рождение) символа акцентировано в меньшей степени, чем последующие действия.»

2. Вынос ритуального символа.
«Приготовленное чучело Масленицы устанавливается на возвышении — чаще всего на горе, с которой катаются на санях. Здесь оно стоит до момента “проводов”. Во многих местах Масленицу катают на санях, носят по деревне, берут с собой на игрища. Например, в Калужской губ. девицы носят “куклу” по улице с четверга по воскресенье с прибаутками и “страданиями” (Шереметева, 1936, с. 108). Но основное внимание уделялось проводам масленицы, нередко носившим карнавальный характер. Масленичный поезд пародирует похоронное шествие. В некоторых местах для него изготовляли специальные повозки, сани или лодки. Чучело сопровождает, как правило, мужчина (старик), одетый в старую, вывороченную наизнанку одежду. Все атрибуты масленичного поезда (повозка или сани, упряжь) делаются либо из старья, либо из вещей, обычно не используемых для этой цели: на клячу вешаются коровьи колокольчики, упряжь делается из веревок и т. п. (Городцов, 1915, с. 20—21; Соколова, 1979, с. 30—31, и др.).
…Во многих обрядах, включающих “вождение” и “проводы” того или иного персонажа, его символическое изображение изготовлялось именно для того, чтобы вынести за околицу и уничтожить в тот же день. Так поступали, например, с уже упоминавшейся фигурой Ивана (Купалы) в Черниговской губ. “Фигуру” делали утром. Днем она стояла на возвышении (на воротах), и около нее молодежь (девицы) скакала через крапиву, а к вечеру ее выносили к реке (Малинка, 18986, с. 132). Танцы, игры, шествия молодежи с чучелом в промежуток между его изготовлением и похоронами носили, как правило, подчеркнуто эротический характер и были насыщены свадебной символикой.
Учитывая это (…) , можно сказать, что в течение одного дня мифологический персонаж, воплощением которого является тот или иной символ, проходит все этапы ритуального порядка жизни от “рождения” до “смерти”.»

3. Уничтожение ритуального символа.
«…Формы уничтожения ритуального символа соответствуют основным формам погребения: сожжению, преданию земле, воде.
…Костры, приуроченные к Новому году, масленице, дню Ивана Купалы имели ряд особенностей. Во-первых, они сооружались из старых, негодных вещей. Особую ценность для ритуального костра представляли старые колеса от телеги, которые водружались поверх собранных вещей или прикреплялись к шесту (дереву), вокруг которого раскладывался костер (Крачковский, 1874, с. 138; Шейн, 1887, с. 213; Соколова, 1973, с. 24; Лiс, 1974, с. 49; Толстая, 1978, с. 139).
Во-вторых, при сооружении ритуального костра опять-таки особое значение приобретала идея собирания материала. В роли своеобразных пайщиков выступали все домохозяева. Старые вещи специально сохранялись для этой цели. В принципе такие костры можно рассматривать в качестве способа ритуального уничтожения старых вещей.
…Если костер сооружается из старых вещей, то огонь для костра должен быть новым (живым, чистым). Обычно перед возжиганием нового огня во всем селении гасили старые огни. Новый огонь добывался старым способом — трением (Сержпутоускi, 1930, № 1071; ср.: Максимов, 1903, с. 208 и сл.; Громыко, 1975, с. 90).
Таким образом, ритуальный костер представлял собой такое сочетание старого и нового, в котором победу одерживает новое.»

Таким образом, при праздновании любого (т.н. «Масленица» — лишь пример) переходного (смена сезонов, солнцестояния, равноденствия) календарного праздника нам надо
1. изготовить символ праздника;
2.»проиграть» его (символа) жизнь от рождения до смерти (с обязательным включением свадьбы);
3. уничтожить символ праздника.

При изготовлении ритуального символа календарного праздника «Ведущей является тема собирания, составления целого из разрозненных частей (собирание продуктов для главного ритуального блюда, материала для изготовления чучела, костра и т. д.)…чаще других проступает стремление придать материалу антропоморфный облик или выбрать форму, которая в той или иной мере ассоциируется с человеческим телом (вплоть до таких вариантов, как приготовление рождественской каши в горшке — одном из многочисленных аналогов тела).

Важный момент — придание создаваемому объекту свойств и признаков, не просто сходных с человеческими, но и превосходящих, нередко подчеркнуто гипертрофированных. Речь идет как о внешних признаках (мужских или женских), так и “внутренних” качествах и способностях — ср. хотя бы Масленицу, образ которой включает такие черты, как обжорство, пьянство и др. Вместе с тем такой объект может наделяться свойствами, характерными для персонажей или “реалий” иного мира, как в позитивном, так и в негативном вариантах (ср., с одной стороны, целебные свойства остатков рождественского хлеба, а с другой — зловредность купальской “ведьмы”). Демонстрация гипертрофированных или особенных способностей созданного объекта составляет, видимо, суть шествия или гуляний с ним.

Наконец, объект получает имя, обычно (но не обязательно) совпадающее с названием ритуала. И здесь проявляется тенденция к использованию личных имен (ср. наименования Масленицы Дуней, Авдотьей и другими именами). С приобретением имени возникает новая знаковая реальность—некий универсальный символ, характеризующий мир в его состоянии на данный момент.

Данный символ может пониматься как образ “состарившегося” мира и его уничтожение — естественный шаг для достижения нового состояния.»

Байбурин Альберт Кашфуллович Ритуал в традиционной культуре. Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. СПб.: Наука, 1993.

На первой иллюстрации предлагаю вам схему изготовления куклы — «Домашней» Масленицы. Мы же все-таки ориентированы больше на личные и семейные практики, чем на большие группы 😊

#славянский_календарь_НЯ #славянские_праздники_НЯ

Поддержи наши исследования добровольным пожертвованием ! —
https://vk.com/app5727453_-119055965

#язычество #новоязычество #неоязычество #родноверие #paganism#родноверы #неоязычники #РУСЬ #АдекватныеЯзычники

Максим Сухарев

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.