О традиционной славянской молитвенной позе и не только

___________
Кондрашовъ М.П. Заметка об адорации [а. — акт высшего почтения, обожания].

Правдой держится земля,
Солнцем держится небо …
(«Ригведа» Х, 85, 1).

Поднятые вверх руки, как акт адорации является одним из древнейших ритуальных жестов, который фиксируется в различных частях света, начиная с каменного века. Не вызывает сомнений, что подобный жест можно интерпретировать как молитвенное обращение к небу, солнцу. Первые письменные свидетельства, где упоминаются поднятые вверх руки, мы обнаруживаем в гимнах «Ригведы» II,38,2.:

Чтобы всё слушалось его, бог, устремленный ввысь,
Простирает руки с широкими ладонями.
Кроме того, часто в гимнах руки являются золотыми:
Вот этот Савитар воздел к верху
Золотые руки для побуждения…
Вот он воздел к верху руки, словно (жрец) упавактор,
Золотые, прекрасного вида (руки, этот) Савитар.
(«Ригведа» VI,71,1,5.).
Или:
Эти чудесные руки простираются до краев неба:
Его руки, мягкие, большие, золотые,
Простерлись ввысь до краев неба.
(«Ригведа» VII,45,2).

Любопытно, что Козьма Пражский, рассказывая о приходе славян во главе с Чехом на их новую родину, названную ими в честь своего предводителя, отмечает, что последний встал и «протянул обе руки к небу» (Пражский Козьма. Чешская хроника (стр. 34). Подтверждением слов хрониста о том, что подобный ритуальный жест существовал у славян, свидетельствует раннесредневековая бляшка из Пскова, на которой в этой молитвенной позе запечатлен мужчина. Более того, подобный жест нашел своё отражение в «памятниках» народного творчества—на северорусских вышитых полотенцах XIX века. В своём исследовании Городцов В.А. «Дако-сарматские религиозные элементы в русском народном творчестве» (стр.10-12) пишет: «Центральной фигурой северно-русских узоров является изображение женщины, которая представляется всегда стоящею… Её отношение к окружающему внешнему миру выражается положением рук, которые то лежат у нее на бедрах, придавая фигуре величественное спокойствие, то поднимаются кверху, ясно выражая ее молитвенное отношение к чему-то высшему или совершенно невидимому или видимому в форме сияющего диска солнца; то эти приподнятые руки держат птиц и другие символы светил небесных…». Далее, Плотников К. в своём труде «Руководство по обличению русского раскола старообрядчества (стр.90) пишет: «…безпоповцы, чтобы отстоять свою мысль, говорятъ, что древнiе подвижники, не имѣя священниковъ, причащались будто бы не чувственно, а духовно, чрезъ поднятiе рукъ къ небу. Въ подтвержденiе этой мысли они приводятъ слѣдующее мѣсто изъ 111-го слова св. Ефрема Сирина: «Заблуждающе въ горахъ, яко звѣрiе питаеми, совершении суть и исполнени правды…не законъ разоряютъ не прiемлюще священничество держати, заповѣди хранятъ тепли сущее вѣрою… Егда же предстанутъ честнiи священницы святѣй трапезѣ службу принести, тiи первѣе простираютъ руки своя, прiемлюще съ вѣрою тѣло же Владыки, воистину иже присно съ ними сущаго». Аналогично говоритъ и св.Ефремъ: «Егда преклонятъ колѣна во еже помолитися, могутъ мя сотворити сущаго слаба крѣпка. Егда руцѣ воздержутъ, поднявше на небо, исправляетьмися слово, да вѣрно воспою». В сущности, это не должно нас удивлять, ибо эти архаичные рудименты у беспоповцев сохранились до сих пор. Например, в журнале «Начало века» за 2008 год (стр.135-136) был озвучен ответ на вопрос, касающийся исповеди старообрядцев-беспоповцев: «Я исповедуюсь перед Богом ОТЦОМ, перед Солнцем и Месяцем, а не перед священником. Священник разве твои грехи возьмёт? Свой грех не отмолишь — только прощения друг у друга надо просить».
Любопытную деталь описывает Н.В. Гоголь в повести «Вий», вынося гроб панночки из дома в церковь, казаки производят следующий обряд: » Пришедшие в кухню, все несшие гроб начали прикладывать руки к печке, что обыкновенно делают малороссияне, увидевши мертвеца». Кроме того, независимо от времени года к печи прикасалась ладонями сваха, которую по этому жесту узнавали. Известно, что в культуре славян печь играла существенную символико-религиозную роль, так как возле неё проводились самые главные этапы в жизни человека: рождение, брак и смерть.
Далее, Агранович С.З. в своём исследовании «Миф в слове…»(стр.76) приводит всем известную детскую игру «в ладушки»:

Ладушки, ладушки,
Где были?—У бабушки.
Что ели?—Кашку.
Чего пили?—Бражку.
Кашка сладенькая.
Бражка пьяненькая.

Далее, она констатирует: «…играющие касаются ладонями друг друга, вероятно имитируя встречу, соединения живых и мертвых, предков и потомков». Не секрет, что «кашка» это обрядовое блюдо, которое использовалось на похоронах либо во время поминок, впрочем, как и «бражка». Так, Элиаде М., исследуя шаманские техники, отмечает, что у сибирских самоедов и остяков «после смерти отца сын делает деревянное изображение его руки, и через этот символ осуществляется передача его способностей». Добавлю, что аналогичным образом передают колдуны свои знания своим преемникам. (т.е. ученик должен взяться за руку умирающего колдуна).
__________________
автор: Михаил Кондрашов

источник: https://www.facebook.com/slavonic.neopaganism/posts/5..

#обряды_НЯ
#личные_обряды_НЯ
#семейные_обряды_НЯ
#домашние_обряды_НЯ

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.