Научный подход к реконструкции «священного языка» языческого богослужения

Меня как филолога давно занимал вопрос собственно «сакрального языка» языческого богослужения, точнее, его практическое отсутствие. Так как то, что за него выдавалось на протяжении нескольких десятков лет в родноверии, марку такого языка никак выдержать не могло. Откровенный родноверческий новояз, лишь пародийно сближаемый с древнерусским или хотя бы церковнославянским (древнемакедонским в диалектной основе своей), вызывал только горькое разочарование и досаду относительно «гениальности» его составителей.

Сложившаяся на данный момент «картина» отличается определенной системной непоследовательностью: верования — древние, обычаи — древние, мышление (мифологическое) древних реконструировать пытаемся, а главный его «слепок», «отпечаток» этого мышления — язык древних — игнорируем совершенно. Что не совсем верно. Вспомним знаменитую формулу Роберта Винера: «Язык — это способ организации мышления». Поэтому полноценно исследовать мышление древних, определявшее особенности их картины мира, при этом игнорируя их язык, невозможно.

Мое предложение — приближение к древности языка той фольклорной аутентики, используемой сейчас, после очищения от христианских наслоений, как сакральные тексты.
Хотя понятно, что это требовало бы от каждого рядового язычника некоторых усилий над собой, но, думаю, небесполезных, так как в целом в родноверческой среде царствует мрак невежества относительно языка их дохристианских предков. Поэтому и ведутся часто на откровенные фейки, типа Велесовой книги или «Веды славян» Верковича.

Тексты, используемые в языческом богослужении, можно привести в максимально приближенный к древнеславянскому звучанию вид.
Например (понятно, что древние акцентологические особенности придется опустить, как наиболее сложно воспроизводимые),
оригинал одного из «традиционных обращений к воде» из данного паблика (https://vk.com/wall-119055965_1491):

«Вода-водица мыла, полоскала пеньё, кореньё, каменьё точила, песок серебрила. Так же смой-сполощи с младенца (имя) все Водо-воуроки, прикосы, переполохи — с черных бровей, с ясных очей, с ретивого сердца»

Переложение его на «древнеславянский»:

Водо-водицє, мыла ѥси, полоскала ѥси пьни, корєниѥ, камєниѥ точила ѥси, пѣсъкъ сьрєбрила ѥси. Тако жє съмъıи-съполощи съ молодєньца (имѧ рєкъ) вьсѩ водо-ѹрокъı, прикосъı, пєрєполохъı ― съ чьрнѹ бръвѹ, съ ı̴аснѹ очию, съ рєтива сьрдьца»

«Древнеславянский» здесь это некая усредненно-наддиалектная форма древнерусского, если хотите позднепра-восточнославянского времени предшествования крещению Руси — IX — первая половина X вв. Эпоха уже сложившегося полногласия, но до утраты древнерусским языком ринезма (общеславянских носовых ѧ||ѫ) и до падения редуцированных (ъ||ь)

Конструкции «съ чьрнѹ бръвѹ», «съ ı̴аснѹ очию» это древние формы словосочетаний (существительное и согласованное с ним в роде числе и падеже определение-прилагательное) конструкции в древнем, унаследованном еще из индоевропейского, двойственном числе, разложившемся в древнерусском к ХIII столетию.

И это только приблизительная прикидка. Архаизировать внешнюю форму заговорного текста, порой, можно и сильнее, не отступаясь при этом сильно от историко-лингвистической правды. Например, некоторые элементы лексики, здесь, в данном примере, разновременные. Перевел так, навскидку. В качестве иллюстрации.

В культурах многих народов этнографами зафиксирован феномен т. н. «глоссолалии», или, если проще, того, что у наших раскольников называлось «говорение на язы́ках». В определенном мистическом состоянии сознания человек почти что «нуждается» в некоем «священном языке». И тут не в реконструкторстве мохровом дело, когда люди вплоть до ношения одежды Х века в современной повседневности доходят, а в области именно сакрального. Там не должно быть «профанного». Это особая сфера вообще.

Вместе с тем, мое предложение не содержит в себе категоричных утверждений, что «должно быть именно так и не иначе, а все иные варианты, дескать ― чепуха». Попробуйте воспринять это как своего рода факультативную версию основного заговорного текста. То есть как некий вариант для интересующихся, «скучающих по древности».

Ведь, в конце-концов, — это и просто очень красиво — древний славянский язык.
А если понравится, то будем делать еще. Глядишь, постепенно и сложится достаточно объемный «корпус сакральных текстов» современного язычества, пусть и не во всем содержательно (т. к. стопроцентная аутентичность здесь вряд ли возможна), то хотя бы формой языка во многом по-настоящему перекликающийся с прошлым славянской культуры.

Автор — Илья Зенкин.

#Вещие_Слова_НЯ, #текст_НЯ, #размышления_НЯ

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.