МЕСЯЦ КАК “УМИРАЮЩИЙ И ВОСКРЕСАЮЩИЙ БОГ”

Несмотря на то, что впервые данная заметка была опубликована два года назад , мы пропустили ее, когда сделали сайт и переносили сюда материалы из соц. сетей. А она очень хорошо иллюстрирует тот подход. что был мной недавно озвучен (http://novoyazychestvo.ru/odin-iz-putej-konstruirovaniya-slavyanskogo-novoyazychestva-ch-1.html). Кроме того, как говорится, “хороша ложка к обеду”, –  и написанное ниже особенно важно нам именно сегодня.Сегодня же ночью – Безлуние.
Темное Время.
СЕГОДНЯ НОЧЬЮ, согласно славянской мифологии, Месяц умирает и спускается в Нижний Мир.
В Царство Мертвых.
И, в связи с этим:

1. Есть такая известная, сформулированная еще Фрэззером концепция – “Умирающий и воскресающий бог” (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B8%D0%B9_%D0%B8_%D0%B2%D0%BE%D1%81%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%B0%D1%8E%D1%89%D0%B8%D0%B9_%D0%B1%D0%BE%D0%B3).
Нетрудно заметить, что в рамках этой “классической” концепции, Месяц как бы и не при делах вовсе. Ибо это по сути своей аграрный миф и божества, описанные в рамках данной концепции, умирают и возрождаются (в виде растительности) СТРОГО раз в год (в соответствии с жизненным циклом растений у нас), а не раз в месяц;

2. Есть и крайне рекомендуемая мною критика данной концепции Джонотаном Смитом – https://religious.life/2014/10/dzhonatan-smit-umirayushhie-i-voskresayushhie-bogi-anofriev/
Вкратце – сам этот концепт аграрного умирания-и-воскресания – он, как ни странно, во многом связан с постхристианской картиной мира (sic!). Причем Автор разбирает на конкретных примерах (Адонис, Осирис и проч.), что с умиранием божеств в древности было вполне все нормально, но вот Их последующее воскресение – это уже больше именно постхристианская фишка (тот же Осирис, вопреки стереотипам, в аутентичных египетских источниках (не в позднейшем греческом пересказе) не столько воскресает, сколько воцаряется в царстве мертвых (см. индийский миф о Яме)).
Вспомним наши, славянские примеры – ПОХОРОНЫ Костромы, Кострубоньки, Ярилы – широко известны и культово отмечены.
Но что насчет Их ВОСКРЕСЕНИЯ?
Тот же Рыбаков топил за “сюжет о Марье Моревне и Кощее” = “миф о Персефоне” (хотя с “воскресением” последней тоже все непросто, см. выше об Осирисе), однако, как я писал однажды (http://novoyazychestvo.ru/slavyanskie-bogi-i-slavyanskie-mify.html), зима, в славянской мифологии, понимается скорее как беременность Земли, а не как уход некоего персонажа в Царство Мертвых. Хотя последнее тоже можно у нас найти, что уж там (см., например, про “Весну” – http://novoyazychestvo.ru/vesna.html). Я сейчас не хочу сказать, что в славянской мифологии вовсе нет образа умирающего-и-воскресающего божества в ежегодном, аграрном смысле. Но задумайтесь (и обязательно почитайте Дж. Смита по ссылке выше), так ли уж твердо все то, во что мы до сих пор верили насчет “умирающих и воскресающих божеств”?

3. В противоположность ежегодному (то есть основанному на жизненном цикле растений) ритму смерти/воскресения, в мифологии известен и месячный, основанный напрямую на фазах луны.
“По поверьям украинцев Подолии, лун­ные фазы существуют потому, что луна каждый месяц рождается, растет и умирает; после смерти она нисходит в ад, где пере­тапливается, очищается и опять рождается” (СДЭС).
В славянских заговорах от зубной боли популярен сюжет с обращением к Месяцу, спускавшемуся к мертвецам. Процитирую Агапкину (кстати, обратите внимание на ее выводы о связи данного сюжета с известным христианским книжным сюжетом нисхождения в ад непосредственно перед воскресением):
“…«У мертвых не болят зубы». Этот сюжет представлен прежде всего диалогическими заговорами, у восточных славян на редкость однотипными. Такой диалогический заговор часто начинается с обращения к месяцу или с обращения молодого месяца к старому (а также с обращения к покойнику или сакральным персонажам: Адаму, Ною, Христу, св. Антипе, св. Антонию, Ивану Богослову и др.) и строится по следующей схеме (в наиболее полном виде): «Месяц/N, где ты был? — На „том свете“. — Видел ли ты мертвых? — Болят у них зубы? — Нет, не болят. — Как у мертвых зубы не болят, так бы и у и.р. не болели». Сюжет во множестве вариантов известен у восточных славян повсеместно3. Наиболее ранняя фиксация диалога относится ко 2-й четверти XVII в. (Топорков 2010, Олонецкий сборник, № 82), правда, в диалоге на месте месяца фигурирует мертвец…

Некоторые детали сюжета, возможно, указывают на его связь с книжной традицией. Среди персонажей, которых месяц видит на «том свете» (или которых отсылают на «тот свет»), оказываются либо мертвые вообще (таких заговоров большинство), либо воскресший Лазарь, либо, наконец, ветхозаветные праведники. Две важнейшие опорные точки сюжета, а именно хождение на «тот свет» и ветхозаветные праведники, побуждают задуматься о том, не является ли этот сюжет отдаленной реминисценцией христианского догмата Сошествия Христа во ад. Согласно ему, после распятия Иисус Христос спустился в ад и, сокрушив его врата, освободил заключенные там души и вывел из ада всех ветхозаветных праведников. В православной иконописи в составе сюжета «Сошествия во ад» встречаются изображения Адама, простирающего руку к Еве, царей Давида и Соломона (предки Христа), Иоанна Предтечи, Авеля, а в принципе к числу ветхозаветных праведников принадлежит Ной и др. Все они — именно те персонажи, которые фигурируют в рассматриваемых заговорах от зубной боли. Что же касается Лазаря, то его частое упоминание в этих заговорах, видимо, объясняется тем, что Лазарю также довелось (Ин 11) совершить путь из одного мира в другой. Ср. фрагменты заговоров, в которых фигурируют названные персонажи:
Молодзик молодэй, ци быв ты на том свеци? — Быв! — Ци бачив царя Давыда? — Бачив! — Ци боляцъу яго зубы? (Романов, с. 164, № 27, Могилев.); Мисячык яснэсэнъкый, ты свитыш высоко и нызко, ты видыш далёко и блызко. Ты бууу Уадамау дому, видиу Уадамау гробу, у Уадама косты нэ можжатъ (ПЗ, № 494, бреет.); Каин, Каин, Каин, вяли спраситъ брата сваяго Аваля, ни балятълиу яго зубы. — Нет (Добровольский 1, с. 197, смолен.); Во зеленых лугах стоит железная баба, на этой бабе стоит милостивый Ной. Помолюсь и покорюсь милостивому Ною: — Милостивый Ной! Сходи на тот свет: не болят ли там зубы, не ноют ли скулы, не пухнут ли десны? — Сходил Ной туда (Шустиков 1892, с. 112, вологод.); Марфа, Мария и Пелагея, три сестры Лазаревы, пойдите к своему брату Лазарю, спросите у своего брата Лазаря, не болят ли у него зубы (Майков, № 69, архангел.).

Этот сюжет допускает варьирование в описании «того света», где бывал месяц и обитают мертвые. Помимо сообщения, что он бывал на том свете (повеем.; вар. на онном свете, на тамтым свете), изредка встречаются и другие, более конкретные ориентиры, в т.ч. топонимические, уточняющие народные представления о локализации «того света»: на Усиянъских горах , на Дунаю, за горами, на синих морях, за полями, за морями, за морямы, за водамы, за морями, за лесами, на небе, у Адама. Иногда месяц предстает как светило подземного мира, где обитают мертвые: Месяц ты, месяц ясный. Спустись ты во сыру землю. Найди во сырой земле кость мертвую (Крашенинникова 2001, № 14, архангел.); кроме того, увидеть мертвых месяц посылают на кладбище: Маладзщ маладзенът… На могшках бывау? (Зам., № 617) и даже на похороны: спускался ли ты с небес, сходил ли на повозку, видел ли мертвеца во гробе? (Григораш 1995, с. 118, архангел.).

Мертвые, о которых и спрашивают месяц, иногда конкретизируются: в заговорах могут упоминаться родители (как общее обозначение покойных родственников), батюшка и матушка (РЗЗ, № 1425) и другие близкие родственники и знакомые, ср.: ты моего деда бачыу? (ПЗ, № 496, брян.); бачыу нашу Вальку? (ПЗ, № 487, гомел.), Гераама бачыу? (Таямн., № 226, гомел.) и т.д. Иногда в вопросе фигурирует имя последнего похороненного на данном кладбище покойника (Добровольский 1, с. 196).

С темой «того света» и мертвых связан и ритуальный контекст рассматриваемых заговоров. Так, обращаясь к месяцу с вопросом о том, не болят ли у мертвых зубы, терли зуб костью мертвеца, споласкивали рот водой, которой омывали покойника; кусали покойника больным зубом за палец (Селиванов 1886, с. 94-95); водили пальцем покойника по щеке и зубам (ПЗ, № 537) или ложкой мертвеца по щеке (ПЗ, № 497); припоминали имена умерших родственников (Романов, с. 83), грызли могильный столбик или крест (ТРМ, № 415) и т.д. ”
Агапкина Т.А. “Восточнославянские лечебные заговоры в сравнительном освещении: Сюжетика и образ мира.”

Однако, вместе с тем Образ Месяца как умирающего (нисходящего в мир мертвых) и воскресающего божества –
невероятно древний.
Так, Ю. Е. Березкин, вводит данный мотив в круг древнейших (до выхода человека современного вида из Африки) мотивов о происхождении смерти:
“люди смертны в отличие от Месяца, который бессмертен, периодически умирая и возрождаясь” (https://vk.com/wall-67741956_12331 и https://vk.com/wall-67741956_12333). “Образы «умирающего» и «возрождающегося» месяца связывают луну с мифами о смерти. У многих архаических народов имеется представление о том, что раньше люди умирали и снова возрождались, как луна, но впоследствии почему-то лишились этого дара” (https://ru.wikipedia.org/wiki/Луна_в_мифологии).
Причем бессмертие Месяца связывается с функцией изменчивости и обновления жизни – “ПЕРЕрождения” (см. у Березкина по ссылкам выше о том, что люди начали умирать тогда, когда потеряли способность сбрасывать старую кожу подобно змеям).

Таким образом, для славянского язычника, и, особенно (из-за того, что современное язычество все же уже не привязано к аграрному циклу так, как прежде), НОВОязычника, – имеет смысл почитать Месяц как “умирающее и воскресающее божество”. Заметьте, хотя здесь и изложено в обратном порядке (основной текст давно же писался), но по сути все вышло  согласно недавно описанным (http://novoyazychestvo.ru/odin-iz-putej-konstruirovaniya-slavyanskogo-novoyazychestva-ch-1.html) принципам конструирования: находим Общее – месяц как умирающее и воскресающее божество, а затем возвращаемся к славянскому и находим данный образ у нас, не заморачиваясь тем, что там возможно влияние книжной традиции.

P.S.: Можно, кстати, пофантазировать на тему того, ЗАЧЕМ Он спускается в Нижний Мир, и ЧТО Он оттуда выносит? В сказках ведь герой спускается в Нижний Мир не просто так – но, чтобы обрести, в самом сердце Ужаса и Тьмы , – Истинное Сокровище. Но это все уже отдельная тема.

Главное – сегодня Он спускается в Мир Мертвых.
Подумайте об этом.

Максим Сухарев

*****
На "серьезные" объемные статьи у нас на сайте открыта подписка.
Условия подписки: 333 р. в месяц. За эти деньги Вы можете выбрать 4 любых статьи из раздела для подписчиков.

Для оплаты доступны:

Сбербанк — 63900218 9004762500;
Яндекс деньги — 410014746801268;
PayPal.
Процедура пока самая простая.
Пишете запрос на подписку на почту (у всех же есть почта?) на miraplastilin@gmail.com,
— вносите оплату, — получаете коды доступа к выбранным Вами статьям.
*****
Напоминаем, что вы также можете подписаться на почтовую рассылку наших новых текстов на любой странице нашего сайта. Просто введите ваш e-mail в форму и нажмите кнопку "Подписаться".

Комментариев к записи “МЕСЯЦ КАК “УМИРАЮЩИЙ И ВОСКРЕСАЮЩИЙ БОГ””- 1.

  1. Автор

    Максим Сухарев

    22 мая, 2020 at 12:04пп

    Кстати, вот по этому посту ясно видно, что к современному пониманию “конструирования” я подходил еще два года назад. Я уже тогда чувствовал, что пофиг, насколько спорен образ умирающего месяца на славянской почве, – раз для данного образа у нас есть более древнее Общее мифологическое. Сформулировать тогда этого просто не мог. Только недавно в голове все это сложилось…

Ваш Email не будет опубликован. Поля "Имя" и "Email" обязательны.