Историчные заговоры

А мы нынче подумали, и решили разместить для вас чистейшей воды аутентичного ведовства- «КАК ЕСТЬ», без попыток править, выглаживать и прилизывать в соотвествии с нашими взглядами.
Что с этим делать?
Кто СПОСОБЕН- тот непременно поймет, а кому не дано- объяснения не помогут…

Встанѵ я, рабъ Божій (имя рекъ), благословясь, пойду перекрестясь; умоюсь студеной ключевой водою, утрусь тонкимъ полотендемъ; оболокусь я оболоками, подпояшусь красною зарею, огорожусь свѣтлымъ мѣсяцемъ, обтычусь частыми звѣздами и освѣчусь я краснымъ солнышкомъ. Огражду вокругъ меня (имя рекъ) и дружйны моей съ ослятами тынъ желѣзный, почву укладну, небо булатно, чтобъ никто не могъ прострѣдить его, отъ востока до запада, отъ сѣвера на лѣто, ни еретйкъ, ни еретйца, ни колдунъ,ни колдуница, годный и негодный, кто на свѣтѣ хлѣбъ ѣстъ. Голова моя—коробея, языкъ мой—замокъ.
(Южн. Сибирь, зап. С. Г у л я е в ъ , Библ. для Чт. 1848 г., т. ХС. отд. III,
стр. 42).

Стану азъ, рабъ Божій (имя рекъ) благословясь, пойду перекрестясь ставить желѣзные тыны отъ морскія глубины, отъ небёсной высоты, отъ востока до запада, отъ сѣвера до полудни.
Въѣду азъ, рабъ Божій (имя рекъ), въ желѣзный тынъ со всѣжъ
моимъ поѣздомъ; затворю азъ, рабъ Божій (имя рекъ), за тридевять
щитовъ, за тридевять дверей и замкну азъ, рабъ Божій (пмя рекъ),
за тридевять замковъ; выну изъ тридевять замковъ тридевять ключей, кину я тѣ ключи въ чистое море Окіанъ. выйдетъ изъ того моря щука златоперая, чешуя мѣдная, и та щука проглотитъ тридевять моихъ ключей и сойдетъ въ море, ръ глубииу морскую.
И какъ никому тыя щуки не поймать и тридевять ключей не сы-
скать, и замковъ не отпирывать,—и меня, раба Божія (имя рекъ) и,
князя молодого не испорчивать и весь мой княжескій поѣздъ; всег-
да, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ, аминь.
(Череп. у., Новг. г., зап. Н. Ч е р н ы ш е в ъ , арх. Общ.).

Отъ жару, отъ вхожденія въ одно мѣсто облаковъ, отъ Илъи
Пророка прогремитъ, молнія палитъ, лѣсъ лолитъ, травою шумитъ,
водою замываётъ, пескомъ засыпаетъ; будьте, мои слова, крѣпки и
сердиты на то мое дѣло.. крѣпче ножа булатнаго,- вострѣе сабли
булатнэй; засѣкайте; мои слова, отъ колдуна, отъ колдуньи и, отъ»
шептуна, отъ шептуньи, который мой сопостатъ я сопостатяца на’
меня, раба Божія (пмя рекъ), зло думаетъ и ніа моихъ поѣзжанъ,’
которые въ моемъ поѣздѣ ѣдутъ, нхнова молодаго неиспорчнвать;»
НБІНѢ и присно И во вѣки Веков, аминь.’
(Оттуда же).

Прежде возьми масла ростоваго, наювори на масло сія слова:
Есть море Окіянъ; на томъ морѣ есть мостъ золотой, сѣдитъ
на незіъ человѣкъ золотой, стружетъ стрѣлы золотыя и стрѣляетъ
изъ раба Божія (имя рекъ) прикосъ, и притчю, и щепоту, и волосатикъ, прикосъ нощной и дневной, полуденной, и полуяощной, и
водяной, и древяной, съ рукъ и съ ногъ, и отъ кости, и отъ мозгу, и со всѣхъ удъ его; дай, Богъ, рабу Божію (имя рекъ) на здравіе и на спасеніе.

А юворите тгъ словп на пѣнпое магло на кпровіе нагрѣтое, да струж-
ки строгати намелко черемоховыя.
(Изъ лѣчебнпка XVII ркп. СинодальноГі Библ., № 481, л. 77—77 об., извл.
Ѳ. Б у с л а е в ъ , Рѣчь, прилож., стр. 26).

Наговариѳаютті на воду сп солью. .:
Тутъ тебѣ не быть, тутъ тебѣ нежить; быть тебѣ по болотамъ,.
по гнилымъ колодамъ, за темными лѣсами, за крутыми горами, за
желтыми песками. Тамъ тебѣ быть, тамъ тебѣ пожить.
(Зап. А. С е л и п а н о в ъ , Ворон. губ. вѣд. 1663 г., стр. 84).

При болѣ въ глоткѣ бабушка обращается въ сторону, гдѣ лѣсъ, и
гоѳорить следующее:
Дубъ, дубъ, возми свой дубоглотъ, и глотъ, и мокрую жабу, сухой дубоглотъ, и глотъ отъ раба Божія (имя рекъ)! He возмешь свой
дубоглотъ, онъ тебя съ вѣтвями и съ кореньями проглотитъ.
Потомъ безтменнымк пальцемъ прикалыватъ больные зебра і трижды
прочитать:
Ни первой, ш другой, ни третій, ни четвертый, ни пятый, ни
тестой (« т. д. до девяти).
(Новохоперск. у., зап. Ѳ. П о н я т о в с к і й , Ворон. г. вѣд.1863 г., стр. 265.—
Сличи: тамъ же, стр. 214; Вѣстн. Г. Общ., 1860 г., ч. XXX, отд. II, стр. 144—
145; Время 1862 г., № 10, стр: 269).
Ворожея приходитъ кь больиому три раза no зорямъ, выподить
•больною на зорю и, смотря на воду в сосудъ говоритъ
Заря зарнида, красная дѣвица, избавь раба Божія (имя рекъ)
отъ матухи, отъ знобухи, отъ летучки, отъ жетучки, отъ Марьи
Иродовны и отъ всѣхъ двѣнадцати дѣвицъ трясовицъ.

потом, старуха крестооброзно смахиваетъ хворь со лба, бороды и’
обѣихъ щекъ боаьногоу плюя каоісдый разъ на землю, и наконецъ умываетъ его наговоренною водою.
(Заи. А. Л е о п о л ь д о в ъ , Сарат. губ. вѣд. I860 г., № 26.—Сдичи: Ворон.
губ. в., 1862 г., стр. 489).

Пекутъ двгьнадцать пирожковъ или пряникоѳъ, идутъ съ ними на
перскрестокъ улицы или въ лѣсъ, кладутъ эти пирожки, зайязанные въ
салфетку, на землю u пригювариваютъ:
Вотъ вамъ, двѣнадцать сестеръ, хдѣбъ, солъ, полноте меня мучить, отстаньте: отъ меня.
Кланяются на четыре стороньі u уходятъ, тахъ чтобы никто не
видалъ.
(Г. Ввшній Волочекъ, Тверской г., зап. М и р е ц ъ-И м ш е н е ц к і й , арх.
Общ. — Сличи: Ворон. г. в. 1862 г., стр. 489).

Берутъ въ правую руку горсть пшена, чдутъ къ рѣкѣ гі, оборотясь
къ неіі задомг, говорятъ:
Лихорадки, васъ семьдесять-семь, нате вамъ всѣмъ.
поіломъ бросаютъ пшено черезъ голову.
(оап. А. С е л и в а н о в ъ , Ворон. г.в. 1862 г., стр. 489.—Слпчи: Курск. г.,
Этногр. сб., У, стр. 90).

Въ чистомъ полѣ стоитъ сырой дубъ, и въ томъ сыромъ
дубѣ желѣзный мужъ, и того желѣзнаго мужа не можно напоить
и накормить ки хлѣбомъ, ни солью, никакими овощами, а накормить того желѣзнаго мужа изъ жива человѣка съ сердца грыжею,
изъ-подъ грудей грыжею, изъ пупа грыжею;къ томужь въ синемъ
морѣ Окіанѣ бѣлой камень, и отъ того бѣлаго кааіня выходитъ
красная дѣвица и приходитъ къ тому рабу Божію (имя рекъ), и
вынимаетъ у того раба Божія съ пупа грыжу, съ сердца грыжу,
пзъ-подъ пупа грыжу, и покладываетъ на шелковую ленту, и сноситъ къ сырому дубу, къ желѣзному мужу, птотъ желѣзный мужъ
поѣдаетъ и пожираетъ у того раба’Божія съ сердцагрыжу, изъ-
подъ грудей грыжу, изъ пупа грыжу, итѣмъ желѣзныймужъ сытъ
пребываетъ.
(Изъ бумагъ Тайноіі Каяц. XYIII в., извл. В. І а м а н с Е І й , Вѣст. Г. Общ.
1860 г., ч. XXX, отд. II, стр. 146).

Отъ плотской немощи.
(130) Встану язъ,рабъ Божій (имя рекъ) благословясь и пойду
перекрестясь въ чистое поле подъ красное солнде, подъ младъ свѣтелъ мѣсецъ, подъ частыя звѣзды, мимо Волотовы кости могила. Какъ
Волотовы кости ни тропнутъ, не гнутся, не ломятся, такъ бы у
меня, раба Божія (имя рекъ),… ѳирсъ не гнѵлся, не ломился противъ женскія плоти и хоти и противъ памятныя кОСТИ. И возьму
язъ, рабъ Божій (имя рекъ), свой черленой вязъ и пойду я въ чистое
поле, ажни идетъ въ чистомъ полѣ встрѣчу бЫкЪ третьякъ, заломя голову, смотрится на небесную высоту, на луну и на колесницу. И
подойду язъ, рабъ Божій (имяреЕъ), съ своимъ черлвенымъ вязомъ
и ударю язъ быка третьяка по рогу своимъ черленымъ вязомъ, и
Еакъ тотъ рогъ ни гнется, нп ломится отъ моего вязу, такъ бы
и у меня, рабаБожія (имярекъ),. .ѳирсъ не гнулся, не ломился противъ женскІя плоти и хоти и противъ памятныя кОСТИ отнынѣ И
ДО вѣву.
(Изъ судн. дѣла 1660 г. сообщ. II. И. С а в в а н т о в ъ ) .
На морѣ на Окіянѣ, на островѣ на Буянѣ стоитъ свѣтлица, во
свѣтлицѣ три дѣвицы: первая иголочки держитъ, другая дѣвица
ниточки дѣлаетъ, а третья дѣвица кровавую рану зашиваетъ. Ты
конь рыжъ, ты, кровь, не брыжь; ты конь карь, а ты, кровь, не кань.
(Зап. Г. С о к о л о в ъ ; Тульск. губ. вѣд. 1861 г.; № 11 — Сличп:’ Сарат. г.,
От. Зап. 1848 г., т. LYI, отд. УІІІ, стр. 205; Том. г. в. 1863 г., стр. 56).
Встану я благословяся, лягу я перекрестясь, и лягу во
чисто поле, во зеленое: стану благословясь, пойду перекрестясь,
во чисто поле, во зеленое поморье, и погляжу на восточную сторону:
съ правой, со восточной стороны летятъ три врана, три брательника, несутъ трои золоты ключи, трои золоты замки. Запиралн они,
замыкали они воды и рѣки, и синія моря, ключи и родники; заперли
они, замкнули они раны кровавыя, кровь горючую. Какъ изъ неба
синяго дождь де канетъ, такъ бы у раба Божьяго (имя рекъ) кровь
не канула. Аминь.
(Заа. В. И. Д а д ь , Иллюстрадія 1845 г., № 16, стр. 250).
Лягу благословясь, стану перекрестясь; выйду нзъ дверей
въ двери, изъ воротъ.въ ворота, погляжу въ чистое поле: ѣдетъ-
изъ чистаго поля богатырь, везетъ вострую саблю на плечѣ, сѣ-
кётъ и рубитъ онъ по мертвому тѣлу: «Не тече никровь, ни руда
изъ эвтаго мертваго тѣла.>
Сказать трижди шопотомъ и послгъ каждаго разу сплюпуть
(КемсЕ. у., заи. А. Ш е ш е н и н ъ , Арх. .губ. вѣд. 1866 г., стр. 47.—
Сличи: Пам. кн. Арх. г. 1865 т.л отд. II, стр. 42).

(160) На морѣ на Океапѣ океанскій царь, подъ нимъ конь карь;
ты, кровь, не капь, по сей день, по сей часъ, по мой уговоръ, по
мой ириговоръ, во вѣки вѣковъ, аминь.
(Валданск. у., Новгородскои губ., зап. Н. О т т о ).

ІІаіовариваютъ на скипидаръ, рыбій жиръ или творогг.
Стану я, рабъ Божій (имя рекъ), поутру раненько, обуюся гладенько, умоюся бѣленько, Богу помолюся; пойду я, рабъ Божій, изъ
избы дверьми благословясь, изъ двора въ вороты перекрестясь,
подъ утреннюю зорю, къ Океану морю. На Океанѣ морѣ лежитъ
Златырь камень, на Златырѣ камнѣ стоитъ соборна церква, въ
той церквѣ соборней стоитъ престолъ, а за престоломъ стоятъ-
триста коней желѣзныхъ и триста мужей желѣзныхъ. Приду я,по-
молюсь, поклонюсь и покучусь: <Во еси вы, триста коней желѣзныхъ
и триста мужей желѣзныхъ, берите вы по луку желѣзному и по-
триста стрѣлъ желѣзныхъ, гоните вы скоро наскоро и стрѣляйте
черной коровушкѣ матушкѣ въ вымя, во ужево жало иво змѣино.>
Какъ матушка земля стоитъ на трехъ кедрахъ, не тряхнется іг
не ворохнется,—такъ стой, ужево жало и змѣино, не тряхнись и не
ворохнись. Аминь.
Ужаленное мѣсто обводять безьименнымь пальцемь^ а потомк мажутп
наговоренчымк ониромь или прикладываютъ кв нему творогв, что ивытя-
тваетъ ядъ.
(Малмыжсв. у., Вятск. г., зап. А. ПГубинъ, арх. Общ.).

#обряды_НЯ #домашние_обряды_НЯ #народная_мудрость_НЯ #Вещие_Слова_НЯ#волшба_НЯ #здоровье_НЯ #личные_обряды_НЯ #Обережье_НЯ

Светозар Рыжков

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.