Где находится «красный угол» (сакральный центр жилища)

#КОЛЛЕКТИВНОЕ_МНЕНИЕ_СНЯ

В продолжение давнего опроса (https://vk.com/wall-119055965_9256). Теперь, как и обещал тогда в комментариях, расскажу вам как должно быть, по науке. Для удобства и связи с прошлым постом-опросом рассказывать буду на том же самом примере современной квартиры.

Здесь, кстати, мы поднимаем крайне интересный вопрос. Пожалуй, стержневой для всего славянского новоязычества. Вопрос ЭВОЛЮЦИИ.
Смотрите, что представляет собой «классическая» (исключая южнорусские районы, о чем далее) схема расположения «красного угла», известная нам по этнографии: однокомнатная изба, с печью возле входа и красным углом в дальнем углу избы, с восточной стороны, в пространстве между боковой и фасадной стенами, по диагонали напротив печи. Эта диагональ четко делит данное однокомнатное жилище на мужскую и женские половины.
Это СИЛЬНО отличается от современной городской квартиры, верно?
Наш быт настолько изменился за последние сто лет, что неизбежно начинается это: «Ах, Традиция прервалась, ах, в условиях современного города никакая «вера предков» невозможна, — поэтому уезжаем на природу и строим там собственную Деревню, где в ковах милой старины будем плести лапти и вставать с петухами» 😊
Все бы ничего, но тут — особенно для того, кто считает себя «славянским/русским язычником» — есть один нюанс:
если мы обратимся к той же археологии, то изба 19 в. РАДИКАЛЬНО отличается от славянского жилища века 10го. НЕ МЕНЬШЕ, наверное, чем наше современное городское жилище — от «этнографической» 19 в. избы.
Это — Основная Мысль данного поста и я хочу, чтобы вы как следует поразмыслили над этим:
Традиционная крестьянская изба доиндустриальной эпохи, которую я назвал «этнографической», так же как и землянка славянина дохристианской эпохи — это всего лишь частные эпизоды в непрерывной эволюции жилища с древности и до наших дней.
Начнем с того, что локализация сакрального центра жилища в углу по диагонали от печи, по утверждению Слуднякова (а у него довольно сильные аргументы), — это вообще в принципе крайне позднее явление:
«помещение икон по диагонали от печи, а стало быть, и появление красного угла в привычном нам понимании — явление достаточно позднее, распространившееся в крестьянских избах Северо-Запада России не ранее XVIII в.» [3].
Нельзя не заметить, что выделение какого-либо одного угла в качестве сакрального локуса — это нечто, известное лишь на востоке Славии, но не на ее западе или юге.
Поэтому далее я буду использовать данный термин «красный угол» в кавычках, как условное обозначение некоего сакрального центра жилища (однако, на мой взгляд, выделение Угла в качестве Центра, пусть это и инновация, — все же довольно удачное решение, о чем см. [2]).

Появление «красного угла» обычно связывают с появлением окон:
«До появления окон жилище ориентировалось на юг входным проемом, который служил одновременно источником дневного света. Археологические данные VI—X вв. свидетельствуют об ориентированности входа на юг как устойчивом признаке. Печь при этом располагалась в противоположной от входа (т. е. в северной) стороне.10
В X—XI вв. планировка претерпевает глубокие изменения. Печь оказывается расположенной рядом с входом, который перестает быть ориентированным на юг.11 Объяснение этого факта можно связать с прогрессом в освещении жилища. Появление окон избавило от необходимости ориентации входа на юг, куда стали выходить окна, что дало возможность выделить чистую (освещенную) половину жилища и одновременно улучшить его отопление. Печь при этом остается в северной части жилища, но противопоставляется по признаку ориентации уже не входу, а окну (окнам), выходящему на южную сторону. С тех пор это пространственное противопоставление существенно не изменилось. Диагональ печь—красный угол («оконный», наиболее освещенный) — лишь естественное завершение эволюции противопоставления печь — источник света.»[1] Тут мне пришлось провести собственное исследование. Так как в Вики написано, что первые окна появляются не ранее XIV в. Байбурин ссылается на Раппопорта, однако последний, да, — пишет о том же, что Байбурин, но ясно указывает иной, более поздний, период — XII-XIII вв. (см. глазоломный скан здесь, например: http://www.rodnovery.ru/attachments/article/386/Rappo.. с.132-133). Как будто Байбурин пытается искусственно притянуть период X—XI вв. в поддержку своему тезису о христианском происхождении «красного угла» («Религиозно-мифологический способ видения мира с его четко разработанной дихотомией (бог—дьявол; свет—тьма и т. п.-) закрепил и, насколько это было возможно, «использовал» эту пространственную антитезу, что выразилось в противопоставлении «языческому» центру жилища, каковым осознавалась печь, — второго центра, христианского, «красного», или «божьего», угла. Другими словами, противопоставление печь—красный угол явилось своего рода материальным воплощением русского двоеверия в структуре жилища.»[1]), так что окна тут особо не при чем («И хотя сам П. А. Раппопорт о красном угле не сказал ни слова, из факта размещения печи в углу у входа, похоже, был сделан вывод, что угол, расположенный по диагонали от печи, обязательно должен был иметь какую- то сакральную функцию4 . Однако, надо думать, что нельзя ставить знак равенства между помещением печи в один угол и сакрализацией другого угла» [6]).

В настоящее время наиболее аргументированно языческое происхождение самой концепции «красного угла» отстаивает Криничная (см. в прикрепленном файле). И у нее есть некоторые весьма сильные доводы, например, археологические находки закопанных под углом дома конских черепов или почитание столбов по углам жилища и пр. [2] (однако см. контрдоводы на ее статью [3]). Хотя, справедливости ради, она по большей части пишет об углах жилища вообще, но не конкретно об одном особо почитаемом, «красном».
В любом случае, говорить, что понятие «Красного Угла» как Сакрального Центра Жилища возникло БЛАГОДАРЯ хр-ву, это все равно, что говорить, что сотовые телефоны появились в нашей жизни благодаря партии «Единая Россия» . 😊Некоторые вещи просто совпадают во времени, но не являются причиной и следствием друг для друга.

Итак, где же должен располагаться «красный угол», согласно традиционным критериям (применительно к совр. жилищу, см. прикрепленные изображения):

1. «Красный угол» должен находится по диагонали от печи:
«в середине XIX в. на европейской территории расселения русского народа четко выделяются четыре типа внутренней планировки жилого дома: северо¬среднерусский, восточный южнорусский, западный южно- русский и западнорусский».2… При этом авторы подчеркивают, что «все четыре типа внутренней планировки при имеющихся различиях обнаруживают в то же время единство расположения переднего угла обязательно по диагонали от печи. Такое расположение печи и переднего угла — одна из общих черт русского крестьянского жилища XIX в.».3 .»[1] Однако, «иностранные наблюдатели (С. Герберштейн, А. Олеарий, Г. Мьеж, Д. Перри), посещавшие Россию в середине XVI — начале XVIII в. и подробно описывавшие интерьер жилых построек как верхушки общества, так и основной массы населения, в большинстве случаев отмечали отсутствие привычной для нас диагонали «печь — красный угол». И лишь в начале XVIII в. Д. Перри отметил определенное распространение этого явления, но только в богатых домах. В отдельных же случаях отсутствие такой диагонали фиксировалось как пережиточная форма еще и в начале ХХ в.»[3]

2. «Красный угол» должен быть ориентирован на восток/юг:
«Важно подчеркнуть, что оппозиция восток — запад и юг — север на семантическом уровне легко сворачивается в одну: юг ѵ восток — север ѵ запад, так как им соответствуют по сути дела две парадигмы связываемых с ними значений…
Своеобразной осью ориентации жилища как раз и является диагональ красный угол—печь. Один ее конец (красный угол) указывал на полдень, на свет, на всход, на красную или божью сторону, другой, (печь) —соответственно на тьму, на заход и т. п. Важно подчеркнуть, что даже если по каким-то обстоятельствам (и прежде всего из-за особенностей планировки поселения) диагональ красный угол—печь отклонялась от «запрограммированного» направления, тем не менее условно обозначала его (семиотическая ценность диагонали в этом случае, естественно, повышалась). Иными словами, красный угол всегда отождествлялся с востоком или югом, а угол, в котором располагалась печь, — с западом или севером. Молились на образа, помещавшиеся в красном углу, т. е. на восток. Покойника хоронили головой на восток, а перед захоронением клали на стол головой в красный угол и т. д..»[1]

3. «Красный угол», а вернее даже не «угол», а просто Сакральный центр жилища должен располагаться посередине лицевой (фасадной) стены (над окном?):
«В своей книге Д. Перри сообщает о наличии красного угла в домах богатых людей: «Между русскими существует обыкновение (особенно между богатыми, которые могли позволить себе эту роскошь) ставить в комнатах своих, преимущественно же в переднем углу, против печи, множество изображений Святых…» В этой фразе интересно то, что наличие множества икон в доме признается роскошью, которую не все могли себе позволить. Далее Д. Перри поясняет: «В доме же бедного человека, где существует только один такой образ… и где бывает очень темно, да где не всегда перед образом горит и восковая свечка, то чужому человеку, входящему в избу, трудно с первого раза рассмотреть, где находится… образ, и он первым делом спрашивает: „А где же Бог?“, на что кто-нибудь из присутствующих указывает ему, на каком месте стены висит образ»17.
Таким образом, налицо ситуация, когда человек, попавший в незнакомый дом, не может сориентироваться и найти божницу. В XX в. этого, скорее всего, не произошло бы. Устойчивая диагональ печь – красный угол позволяла быстро определить место для икон даже в темноте. Видимо, в начале XVIII в. на северо-западе России, где работал английский инженер, такой диагонали в большинстве случаев еще не было18. Кроме того, Д. Перри определенно противопоставляет постановку икон в «передний угол», уже принятую у богатых, и размещение иконы у бедных на каком-то неопределенном «месте на стене», что также свидетельствует об отсутствии у основной массы населения красного угла в привычном нам понимании.
Косвенным подтверждением этого служит и то, что даже в конце XIX – начале ХХ в. иконы еще далеко не везде располагались в углу по диагонали от печи. Например, на границе Кемского и Повенецкого уездов у старообрядцев-карел была зафиксирована ситуация, отчасти напоминающая описание Д. Перри: «В красном, сутнем, углу вы редко увидите икону, как обыкновенно бывает в русской избе.., но осмотрите хорошенько стены: где-нибудь посредине стены, между окнами, или в углу против печки, где вы совсем не привыкли видеть иконы, заметите… маленькие, створчатые… образа, которые помещаются обыкновенно на высоте не более двух аршин от полу»19. Сведения о расположении икон в непривычных местах есть и из других мест Русского Севера20. Таким образом, можно предположить, что в начале XVIII в., по крайней мере, на территории Северо-Запада России красный угол в привычном нам
виде имелся в основном в избах богатых людей (подчеркнем, что речь идет именно об избах, а не о различных «чистых» помещениях типа горниц или«комнат», в которых он мог существовать и раньше). У основной же массы населения, в том числе у крестьян, постановка икон в угол по диагонали от печи, по всей видимости, еще не была широко распространена.

Теперь осталось выяснить, где же висела та единственная икона, о которой говорят Д. Перри и Г. Мьеж. Если это, как мы предполагаем, не был красный угол, то в каком другом «месте на стене» она могла находиться? Как гипотезу предложим вариант ее размещения на середине лицевой стены. Подобное расположение икон было широко распространено в Карелии еще в начале XX в. Иконы там помещались на фасадной стене,часто над центральным окном21, что отчасти совпадает с описанием Г. Мьежа. Возможно, в XVII–XVIII вв. так же или похоже они располагались и в центральных районах страны, где побывал Г. Мьеж.»[6]

4. «Красный угол» должен располагаться сразу же у входа в дом.
Это т.н. «южнорусские (зап. и вост.) планы» — там «красный угол» — это пространство, заключенное между стеной с дверью в сени и боковой стеной (печь же, наоборот, находилась в глубине избы):
«…более архаическими являются оба южнорусских плана, где красный угол расположенный непосредственно у входа, а печь находится во внутренней части дома. «Северные» планы, где у дверей расположена печь, в таком случае нужно считать вторичными, но, как справедливо отметила Е. Э. Бломквист, «более жизненными», так как появилась возможность выделить чистую половину жилища, и главное — в таких домах лучше сохраняется тепло. «Поэтому в селениях, лежащих на границах зоны южновеликорусской планировки, где оба ее типа соприкасаются с другими двумя планами, уже в XIX веке наблюдалась постоянная замена южных планов другими…»[1] Собственно, смысл понятен:
«Внимание человека, вошедшего в дом, первым делом обращается на его символический центр – красный угол. Соответственно, оформляется эта часть дома не только в расчете на «своих» (его жителей), но и для пришедших со стороны, гостей. «[5] Размещение «красного угла» с божницей на входе в дом, в сенях, является более древним:
«В. И. Даль приводит поговорку: «Есть ли у тебя на мостах на калиновых Спас, Богородица?», то есть крещёный ли ты, имеешь ли в сенях образа? (Даль В. И. Толковый словарь… М., 1995. Т. 2. С. 350). Эта поговорка отсылает нас ко временам курных изб, недаром дружка называет потолок в избе невесты «соболиным», то есть мохнатым и чёрным от копоти. Сени, в которых не было печки, были чистыми и именно в них на протяжении многих столетий, до изобретения дымоотводной трубы, находились божницы, висели белоснежные рушники с вышивками-оберегами.» [4] Хотя вариант с сенями — это явно не более чем эпизод в эволюции жилища (когда дым от печи выходил еще не через трубу, которую еще не придумали, но и уже не просто через входную дверь, а через специальные отверстия — т.н. «волоковые окна»).

5. Наконец, по этнографическим данным конца XX в. в многокомнатных домах (вот где опять проявляется она — Эволюция), «красный угол» может быть устроен в каждой комнате:
«Красных углов может быть несколько (в каждой комнате), поэтому иногда они занимают противоположные углы дома»[5]

Таким образом, наиболее архаичным следует признать размещение сакрального центра жилища посреди лицевой стены (3) или у входа (4). Наиболее оправдана (особенно для современности) привязка «красного угла» к сторонам света (юг/восток/юго-восток).
Все утверждения типа «кр. угол ОБЯЗАТЕЛЬНО должен быть расположен там-то и там-то, — это ЗАКОН» — безосновательны, потому что, на протяжении столетий местонахождение сакрального центра менялось, в соответствии с эволюцией жилищных условий.

[1] Байбурин А.К. — Жилище в обрядах и представлениях восточных славян.
[2] Криничная Н. А. Красный угол: об истоках и семантике сакрального локуса (по севернорусским материалам).
[3] Слудняков А.О.Красный угол: материальные и духовные аспекты эволюции интерьера крестьянского жилища.
[4] Волхва Пятница Географическая локализация «сказочных» объектов.
http://www.perunica.ru/etnos/6097-geograficheskaya-lo..
[5] Кучумова А. С. Красный угол. Положение в пространстве (location) как семантический признак вещи
[6] А. О. Слудняков А.О. О времени распространения красного угла
в крестьянских избах Северо-Запада России.

#язычество #новоязычество #неоязычество #родноверие #paganism#родноверы #неоязычники #РУСЬ #АдекватныеЯзычники

P.S.: Я не упомянул здесь вариант размещения Сакрального Центра на периферии жилого пространства. См. про «клеть» здесь — https://vk.com/wall-67741956_18065 — в этот пост не влезло бы уже (прочем, есть в этом что-то и от «сеней» в [4]).
Этот вариант вполне имеет место быть, см. мой старый пост про БАЛКОН как современный языческий храм и средоточие домашнего культа — https://vk.com/wall-119055965_1789

Максим Сухарев

Закладка Постоянная ссылка.

Комментарии запрещены.