ЕЩЁ РАЗ О ДАТЕ НОВОЛЕТИЯ

В продолжение тем о календаре (http://novoyazychestvo.ru/slavyanskij-novoyazycheskij-kalendar-opyt-konstruirovaniya.html) и канунах праздников (http://novoyazychestvo.ru/o-kanunax-prazdnikov.html). В работе А. В. Журавеля «Месяцы «книжные» и «небесные»: их соотношение на страницах летописей» (https://rummuseum.ru/portal/node/1021) приводятся конкретные примеры использования лунно-солнечного календаря в Древней Руси:

«Согласно Лаврентьевской летописи, смерть и похороны князя Ярослава Юрьевича произошли «мhсяца априля 20 въ 12 день» 6674 г. Ипатьевская летопись датирует это событие просто 12 апреля, В.Н. Татищев в I редакции «Истории Российской» — 11 апреля, а Густынская летопись — вообще 12 августа [ПСРЛ. Т.1, стб. 353; Т.2, стб. 525; Т.40, с.91; Татищев, с.80]. Исходя из всех этих разночтений, основной датировкой следует, считать, видимо, 12 апреля. Но это означает, что «априля 20» является лунной датировкой, и потому следует выяснить, приходилось ли 12 апреля в середине 1160-х гг. на 20-й лунный день. И действительно, такое происходило в 1167 г.: неомению можно было наблюдать 23.3 в течение 1ч5м (23.3+20=12.4).

При таком толковании смерть князя произошла в конце 6674 мартовского г., который закончился очень поздно. Этому не стоит удивляться: столь поздняя смена лет фиксируется в летописях достаточно часто. Основанием этому служат привязка новогодий к фазам Луны (новолуниям или полнолуниям), а также климатические условия данного года: холодная и продолжительная зима могла заставить людей начать новый год на 1 или даже 2 лунных месяца позже. При этом в более северных землях Руси это могло произойти месяцем позже, чем на юге, и 1167 г. служит этому прекрасной иллюстрацией: Ипатьевская летопись в конце летописного 6676 г. после описания смерти киевского князя Ростислава Мстиславича 14 марта 1167 г. сообщает о походе черниговских князей на половцев в лютый мороз. А Ярослав Юрьевич умер в Суздальской земле — во Владимире, т.е. на 1000 км севернее, чем Ростислав, так что, с этой точки зрения, перенесение новогодия на апрельское новолуние, т.е. на 21.4, было вполне естественно».

Если неомения — 23 марта (по юлианскому календарю), а 20-й день — 12 апреля, то первый день нового месяца — 24 марта. То есть день, следующий за датой неомении.

Далее приводится ещё один аналогичный пример:

«В Симеоновской летописи о смерти ростовского владыки Кирилла сообщается так: «Въ лhто 6770 преставися блаженыи епископъ Кирилъ маиа въ 21 день, а луны въ 2, на память святого Константина и матери его Елены»[8] [РЛ. Т.1, с.342]. Лунная датировка оказывается абсолютно точной: 21 мая 1262 г. действительно приходится на 2-й день Луны, поскольку новолуние и неомения произошли 19 мая».

Первый день нового месяца — 20 мая. То есть, опять же, следующий за датой неомении.

В той же статье А. В. Журавеля есть два примера, в которых первым днём лунного месяца считается дата неомении.

«Уже цитировавшийся выше текст из летописи Авраамки, рассказывающий о смерти тверского епископа Арсения, всеми своими характеристиками — указанием на 2-й индикт, пятницу и год от сотворения мира (конец 6916) — соответствует 1409 г. В этом году астрономическое новолуние и неомения приходились на 15 февраля. Это означает, что при расчете юлианской даты этот день включался в расчет, т. е. считался 1-м лунным днем. Однако, вполне возможно, что при определении 1 марта как 15 дня небесного февраля автор текста пользовался лунной таблицей, в которой начало лунного месяца отмечено 14 февраля».

«Московская и Никоновская летописи под 6984 г. следующим образом описывают лунное затмение: «Мhсяца марта 10, а небесного февраля 15, в нощи в недhлю на понедhльникъ, въ 3 часъ начат гинути мhсяць и погибе весь, не видhти его было и до полуночи и потомъ явися» [ПСРЛ. Т.25, с 308; Т.12, с.167]. Д.О. Святский дал ему такое толкование: «Полнолуние считалось наступающим в 15 день от рождения месяца, откуда и выражение «а небесного февраля 15», потому что полнолуние относилось к луне, родившейся в феврале» [Святский, с.108]. Фактически февральское новолуние произошло 25 февраля в 5.35 по Гринвичу; неомения произошла в тот же день: в Москве молодой месяц был виден после захода Солнца в течение 31 минуты. Учитывая, что 1476 г. был високосным, следует заключить, что либо летописец признал день неомении 1-м лунным днем, либо он пользовался таблицей, где таковым обозначен день 24.2.»

Правда, сам автор в обоих случаях указывает, что такая датировка может объясняться использованием астрономических таблиц. А таблицы эти могли иметь погрешность:

«Для правильного понимания механизма пересчетов лунных датировок в юлианские следует иметь в виду, что такие расчеты не возможны без использования лунных таблиц. Между тем, среди дошедших до нас в списках XV-XVI вв. лунников немало таких, которые на самом деле соответствуют реалиям VI в., так что непосредственное использование таких таблиц при пересчете лунных датировок в солнечные будет создавать ошибки в среднем на 2-3 дня. Примером такой таблицы является лунник Толковой Палеи (ЛТП) [Данилевский], данные которого нам не раз еще понадобятся».

Более того, есть даже пример, в котором, по мнению автора, первый день месяца — дата астрономического новолуния (то есть — безлуния):

«Никоновская летопись под 6983 г. рассказывает: «Мhсяца сентября 19, а небеснаго 8, в 6 час дне, нашла слоть [слякоть – А.Ж.], да потомъ и снhгъ многъ шелъ, а на нощь морозъ и на другую да потомъ сшелъ…»[9] [17, С.156]. Как нетрудно посчитать, 1-й день небесного сентября должен попасть на 11 сентября. В 1474 г. (=сентябрьскому 6983 г.) на этот день приходится новолуние, однако неомению можно было наблюдать только на следующий день, т. е. 12 числа. Это указывает на то, что юлианская дата является расчетной: точка отсчета лунного месяца в таблице, которой пользовался летописец, на 1 день опережает день неомении. То есть 8-й день Луны, когда выпал снег, на самом деле пришелся не на 19, а 20 сентября. Иными словами, лунная датировка — если она была получена путем наблюдения, а не с помощью лунной таблицы — может быть более точной, чем датировка юлианская».

Первый день «небесного сентября», по А. В. Журавелю, — 11 сентября, 11 сентября — астрономическое новолуние. Однако здесь автор, очевидно, ошибается в расчётах. Если 19 сентября — восьмой лунный день, то первый лунный день — 12 сентября, то есть, опять же, дата неомении.

Таким образом, мы не знаем в точности, когда именно начинался лунный месяц (а следовательно, и год) в Древней Руси — в дату неомении (по юлианскому календарю) или в следующий за ней день. Счёт месяца с даты неомении автор объясняет как следствие погрешности астрономических таблиц, хотя это могло быть альтернативной системой времяисчисления. С другой стороны, счёт с даты, следующей за неоменией, насколько я понимаю, тоже можно объяснить несовершенством лунных таблиц. Оба этих способа отсчёта месяца могли сосуществовать, либо в реальности использовался только один из них, а второй является следствием определения средневековыми книжниками лунных дней по таблицам.

Ещё один момент. Границы суток в средневековой Руси определялись не так, как сейчас. В современном (григорианском) календаре используется древнеримский счёт (от полуночи до полуночи), но в то время сутки считали от утра и до утра: «В древнерусских источниках отсутствует термин «сутаси». Вместо последнего употреблялось слово «день». При этом день (в значении суток) делился на две части (светлую и темную): день в собственном смысле слова и ночь. (…) Сутки начинались не в полночь, как это принято теперь, а в период вставания людей от сна и обращения к обычной деятельности. Это совпадало с утренним богослужением («заутреней»), которое начиналось еще перед зарей и оканчивалось до восхода солнца». [Черепнин Л. В. Русская хронология. Источник: http://www.russiancity.ru/books/b40.htm#c27] Это важно, потому что при таком способе отсчёта суток вечер неомении и следующий за ним день точно так же попадают на разные сутки, как и при использовании привычного нам счёта суток от полуночи. А если бы летописцы использовали церковный (древнегреческий и иудейский) способ отсчёта суток (от вечера до вечера), вечер неомении и следующий за ним день приходились бы на одну и ту же дату.

Итак, мы не знаем точно, когда именно начинался год (т. е. когда наступал первый день первого месяца нового года), и нам остаётся только выбрать один из двух вариантов. Лично я всё-таки останавливаюсь на отсчёте с даты, следующей за неоменией (по современному общепринятому, григорианскому календарю). Мне кажется логичным, что первым днём месяца (и года) должен быть день после того момента, когда новый месяц появился на небе (а не предшествующий его появлению). Новый месяц должен начинаться тогда, когда он есть на небе, а не когда его ещё нет. При древнерусском счёте суток (от утра до утра), как и при современном, этот день будет следующим за неоменией. Однако празднование Новолетия я предлагаю начинать в предыдущие сутки, вечером — то есть, во время неомении. С кануна, который в то же время является началом суток по «церковно-древнегреческому» счёту (от вечера до вечера). Потому что начало празднования в канун — широко распространённая в народной традиции практика. Подробно о ней и счёте суток от вечера до вечера — см. здесь: http://novoyazychestvo.ru/o-kanunax-prazdnikov.html

25.07.2019
Мирослав (Курганский)

P. S. Есть ещё один вариант объяснения расхождения в один день при отсчёте нового месяца. При непосредственном наблюдении неомению могли просто не заметить сразу — из-за погодных условий. Процитирую А. В. Журавеля: «На самом же деле в 1127 г. неомения происходила 10 августа: Луна при ясной погоде могла быть видна в Киеве с 19ч16м по 20ч06м. В этом случае 14 августа должно было стать 4-м лунным днем. Отсюда мы можем сделать вывод, что 10 августа была сильная облачность, так что на практике молодой месяц заметили лишь на следующий день». [Журавель А. В. Лунно-солнечный календарь на Руси. Новый подход к изучению. Источник: http://testchronos.msu.ru/old/RREPORTS/zhuravel_lunno.htm] Однако это не меняет ситуации — потому что мы не знаем, какая была погода в дни неомений, относящихся к приведённым выше лунным датировкам из летописей.
*****
На "серьезные" объемные статьи у нас на сайте открыта подписка.
Условия подписки: 200 р. в месяц. За эти деньги Вы можете выбрать 4 любых статьи из раздела для подписчиков.

Для оплаты доступны:

Сбербанк — 63900218 9004762500;
Яндекс деньги — 410014746801268;
PayPal.
Процедура пока самая простая.
Пишете запрос на подписку на почту (у всех же есть почта?) на miraplastilin@gmail.com,
— вносите оплату, — получаете коды доступа к выбранным Вами статьям.
*****
Напоминаем, что вы также можете подписаться на почтовую рассылку наших новых текстов на любой странице нашего сайта. Просто введите ваш e-mail в форму и нажмите кнопку "Подписаться".

Комментариев к записи “ЕЩЁ РАЗ О ДАТЕ НОВОЛЕТИЯ”- 2.

  1. Волх Р.О.К.

    Июль 29, 2019 в 7:06 дп

    Интересно, а почему Вы думаете, что празднование новолетия в Новолуние это именно славянская традиция? Почему это не может быть результатом иудейского влияния?

    • Мирослав (Курганский)

      Июль 29, 2019 в 12:29 пп

      Иудейский Новый Год – осенью, а не весной. В сентябре или октябре. Circa-мартовский стиль, о котором пишет А. В. Журавель, не совпадает с византийским сентябрьским: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%8C И с мартовским, привязанным к юлианскому календарю. Так что это, очевидно, местное. Хотя доказать его дохристианское происхождение мы не сможем – он используется в летописях христианского периода.

      Лунно-солнечные календари, в которых Новый Год привязан к новолунию – это вовсе не иудейская специфика. Ещё В. Н. Татищев писал: “начало года у нас сперва счислялось от весны, и суще мню согласно с оставшими в идолопоклонстве Сарматы от новолуния по равноденствии, как до днесь Вотяки, Вогуличи, Черемиса и прочая, или по сшествии снега в неверных пределах в первое новолуние сходясь молятся и торжествуют…” Лунно-солнечный календарь использовали также древние римляне (до реформы Юлия Цезаря), греки и кельты (см. календарь из Колиньи).

      Что касается древних славян дохристианского периода – у нас, насколько я знаю, только косвенные данные. Лунные датировки в древнерусских летописях, само слово “месяц” в значении “мера времени”, приблизительное совпадение с неоменией праздника Яровита у балтийских славян в 1127 году ( http://novoyazychestvo.ru/slavyanskij-yazycheskij-kalendar-i-fazy-luny.html ). Есть ещё цитата Домбровского о тринадцатом месяце в чешском календаре – “ve trech letech prebyva mesic pribytny, hruden, to trinacteho mesice nastani”, но я не знаю на основании чего он это написал.

      Однако никаких внятных (даже косвенных) свидетельств использования славянами-язычниками солнечного календаря (похожего на юлианский или зороастрийский) у нас, насколько мне известно, просто нет.

Добавить комментарий для Волх Р.О.К. Отменить ответ

Ваш Email не будет опубликован. Поля "Имя" и "Email" обязательны.